Прогноз погоды

О сайте


Участник конкурса сайтов педагогов



ДЕВИЗ ОБЪЕДИНЕНИЯ "АВТОГРАФ"

    

         

                  Мы  краеведы

          города Ангарска.

          В  архивных кипах

          поиск мы ведём.

          Пусть мы в пыли

          и в типографской краске-

          мы всё исследуем

          разыщем и найдём!

          Мы материал находим

          по крупицам

          под знаком  светлых,

          творческих идей.

          Потом у нас рождаются

          страницы о знаменитых

          людях для  людей



КРАЕВЕДЫ ОБЪЕДИНЕНИЯ "АВТОГРАФ"

Ангарский поэт Дмитриевский Валерий Викторович даёт автограф Ксении Перерва.

28 сентября 2017 г. на встрече писателей  в библиотеке №3

Поэтесса Людмила Васильевна Соболевская и Ирина Попова.

Писатель Кириченко Валерий Васильевич и Сергей Удружев.

Соболевская Л.В. и учащиеся Ирина Попова и Анна Бреус.

Московские и иркутские писатели на встрече с читателями в рамках фестиваля "Сияние России".

Читальный зал библиотеки №3.


9 мая 2016 г. Участие обучающихся "Автографа" в акции "Бессмертный полк"

Ангарск, 9 мая 2016 г. Бессмертный полк в строю!

Владимир Хмыльников

Майское солнце сияет,                   

Город как будто умолк-                    

Это на площадь выходит                                    

Вечный Бессмертный наш полк.

Молча колонна шагает,      

Клёны листвой шелестят,                                                   

А с фотографии смотрят                                                    

Лица ушедших солдат.                                                      

Все они словно живые                                                      

С нами сегодня в строю.                                                    

Кажется, будто солдаты                                                    

однополчан узнают.                                                          

И пусть меняются даты -                                                    

Помним в истории след.                                                    

Вместе со мной на параде                                                  

Двадцатилетний дед...


Наши писатели, соотечественники - участники в историческом событии 1941-1945 годов

Война прошла по сердцу народа, перечеркнула жизнь поколений, отозвалась на   судьбе каждого из нас.

Не найдётся в нашей огромной стране семьи, которая не потеряла бы кого-то в огне этого величайшего на земле пожарища. Да, годы уходят, всё больше отдаляются от нас события тех далёких лет.

Но разве это повод забывать родных, которых мы потеряли на войне?

 

1418 дней и ночей… 34005 часов войны…

Более 28 миллионов погибших…

Не вернулись с полей сражений 79 тысяч жителей земли Иркутской.

Тысячи сибиряков были награждены орденами и медалями СССР, а 70-ти сибирякам, самым отважным, присвоено звание Героя Советского Союза.

  Учащаяся объединения "Автограф" Анисимова Александра написала реферат: Биография моего прадеда - фронтовика-разведчика артиллерийских и миномётных частей
Анисимова Льва Александровича (26 января 1922г.-17 декабря 1997 г.)

 

 

О Великой Отечественной Войне 1941-1945г. написаны книги, снято много фильмов. Ужасы этой войны тревожат душу, сжимают сердце.

Война забрала жизни многих людей, разрушила семьи.

Поэты, писатели до сих пор воспевают в своих стихах, в произведениях подвиги советского народа, храбро сражавшегося с немецкими оккупантами.

К сожалению, я еще  не очень много прочитала о войне, но по рассказам близких, я знаю, что мою семью она не прошла стороной.  

В этой кровопролитной войне сражался мой прадед- Анисимов Лев Александрович.

 

 

Именно о нем я и хочу рассказать.

В деревне Есипово Ярославской области 26 января 1922 года, в семье Анисимовых у Екатерины Феофановны и Александра Петровича родился второй сын. Из-за крепкого телосложения и смешно торчащих ушек мальчика назвали Львом. Лев Александрович, мой прадедушка, рос в меру послушным ребенком, но очень трудолюбивым. А иначе и быть не могло -  в деревне дел всегда много. Прадедушка закончил три класса деревенской школы и пошел работать в пекарню. Он выпекал хлеб для всей деревни, а летом подрабатывал пастухом, пас коров. Лежа на мягкой траве и наблюдая за стадом коров, он мечтал. Мечтал о том, как после армии устроится на завод, что в городе. Но пришла она – Война… Прадед был призван в ряды Красной Армии второго ноября 1941 года (война продолжалась уже пять месяцев). После короткой учебы в учебной части, 28 февраля 1942 года он принял присягу. Прадед поклялся верой и правдой служить Родине и защищать ее. Он ни разу не нарушил своей клятвы. После учебной части, прадедушка поступил в распоряжение  стрелкового полка № 744 (бывшей 149 стрелковой дивизии) рядовым разведчиком. Этим полком в то время командовал подполковник Гребнев. Часть не раз отличалась в боях, поэтому фашисты боялись одного только слова «гребневцы».

В 1942 году часть прибыла в Севский район под село Шведчики. Фашисты были уже на подступах к селу.  В связи с этим, в день Конституции (5 декабря), взвод разведчиков получил приказ. Согласно приказу, разведчики должны уничтожить штабную охрану противника и перекрыть шоссейную дорогу, по которой к фронту двигалась техника фашистов. Кроме этого, командованию нужен был «язык», чтобы разобраться в неясных вопросах группировки противостоящих нашей армии войск. Саперы обеспечили взводу проход через минное поле, а артиллеристы прикрывали разведчиков огнем. Взвод разведчиков сдал свои документы на хранение и ушел в непроглядную темноту декабрьской ночи. После изнурительно долгого и тревожного ожидания, почти перед рассветом, прадедушке и его  товарищам – разведчикам удалось схватить немецкого солдата. Отход взвода проходил по намеченному плану, пока немец не зацепился за проволочное заграждение. Фашисты мгновенно среагировали, и  земля вспыхнула в огне минометных разрывов. Прадедушка увидел, как упали два его товарища. Один из них был мертв. Через мгновение мой прадедушка потерял сознание…

Мужественные и храбрые разведчики полностью выполнили задание. Но радости во взводе не чувствовалось, слишком много было жертв. Не стало в полку и самого опытного разведчика – моего прадедушки. Его искали долго, но после минометной атаки фашистов, определить - кто есть кто – невозможно. Именно поэтому прадеда посчитали погибшим.  В  село Есипово пошла похоронка…

Но мой прадедушка, вопреки всему, выжил. Он был ранен минными осколками в обе ноги и голову. Теряя  силы, он переполз через линию фронта. Его подобрали санитары медсанчасти. Но мой прадедушка, вопреки всему, выжил.

Почти три месяца прадедушка пролежал в госпитале, долго затягивались его раны.

16–го марта 1943 года мой прадед снова встал в строй, чтобы участвовать в боях.

 

Он воевал снова в качестве разведчика, но уже в составе  первой гвардейской артиллерийской дивизии.

Войска Первого Украинского фронта, где служил мой прадедушка, разгромили противника в районе среднего течения Дона, нанесли фашистам сильнейшее поражение в районе Курской дуги, героически форсировали реку Днепр и освободили от фашистов город Киев. Окружая и уничтожая гитлеровцев на Правобережной Украине, освободили города – Житомир, Ровно, Проскуров, Винницу, Каменец – Подольск, Ковель, Тарнополь, Черновицы, Станислав, Дрогобыч и Львов. С жестокими боями прадедушка в составе дивизии прошел южную Польшу.

Общими усилиями они наголову разбили берлинскую группировку немцев и водрузили над Берлином знамя Победы

Наши войска, уничтожая остатки вражеских войск, заняли город Дрезден. Они освободили город Прагу – столицу союзной нам Чехословакии, завершив окончательный разгром фашистской Германии. Здесь, в Праге, война для моего прадедушки закончилась. Он вернулся домой с Победой и был награжден орденами «Красной звезды» и «Отечественной войны» первой степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945г.г.», «За отвагу», «За освобождение Праги» и медалью «Жукова».

После войны прадедушка осуществил свою довоенную мечту. Он пошел работать на завод имени Менделеева по специальности кислотчик. В 1953 году по указу он приехал в Ангарск. Он многие годы проработал на комбинате в цехе 86 старшим оператором. В 1972 году прадедушка ушел на пенсию. Но, уже будучи пенсионером, он не остался без дела. Прадедушка организовал юношескую хоккейную команду «Чайка», где и тренировал ребят.

Моего прадедушки уже давно нет в живых, он умер седьмого декабря 1997 года. Его нет, а память о нем живет до сих пор. Еще при жизни его имя было высечено на памятнике братской могилы в деревне Шведчики Брянской области Севского района, где он был ранен, где его ошибочно посчитали погибшим. 

* * *

Алексеев Валерий Анатольевич

 

 

Родился в городе Уфа  21 января 1923 года.

Жил и умер в Ангарске  2 сентября 2003 года.

Почётный  гражданин, фронтовик, труженик, поэт нашего города.

Город высоко оценил заслуги человека, отдавшего ему все свои силы - силы труженика, поэта, человека совестливого и отзывчивого. Незадолго до смерти поэту было присвоено высокое звание почетного гражданина Ангарска.

Память о нем навечно сохранится в наших сердцах. Дело рук его - здания, промышленные установки и тысячи километров дорог на вечной мерзлоте долго еще прослужат людям. Книги его будут нести горящее трепетное слово, доносить правду о суровом времени.

Имя В. Алексеева присвоено библиотеке-филиалу №1 Централизованной библиотечной системы г. Ангарска.

 

ВАЛЕРИЙ АЛЕКСЕЕВ член союза писателей России, автор поэтических сборников:

* «Закон движения»   1962 г.

* «Паводок»                 1970 г.

* «Станция свеча»     1981 г.

* «Ещё не вечер»        1984 г.

* «Созвездие стрельца» 1989 г.

* «Баллада о колокольне» 1992 г.

* «Соловецкий камень»  1998 г.

Воевал на фронте, чуть не погиб под Ельней во время бомбежки, был комиссован и затем работал в тылу на военном заводе. После войны учился в МГИМО, а в 1948 году несправедливо осужден как враг народа и оказался в Сибири.

В 1946 году ЦК ВЛКСМ направил 23-летнего Вале­рия Алексеева в институт международных отношений. Учёба шла успешно, Валерий мечтал стать дипломатом, но судьба распорядилась ина­че. В феврале 1948 года он был арестован органами МГБ, а затем осуждён осо­бым совещанием по ст. 58-10 на 10 лет. У него во время обыска на квартире нашли сборник «Чтец-декламатор» 1929 года издания, в кото­ром были напечатаны «Песнь о великом походе» Есенина и статья Троцкого «Ленина нет». Этого было достаточно для ареста.

Я привыкал баланду есть.

Ночной барак шагами меряя,

Отчаявшись уже не верил я,

Что где-то в мире правда есть.

Ни для кого не секрет, что Ангарск построен заключенными. Причём не только уголовни­ками, но и политическими. В их числе был и Валерий АЛЕКСЕЕВ.

...Ангарский Китойлаг после четырех лагерей ка­зался поэту просто «курор­том». Тёплая юрта, матрац с двумя простынями и работа по специальности инженера- механика. Тогда Алексеев был уже опытным заключен­ным, которому шапку с ото­рванным ухом не дадут и ро­бу получше выберут. Работа­ли зэки тогда как черти, один день за три шёл, заработан­ные деньги на лицевой счёт текли, зэки на них могли раз в месяц колбасы купить или банку сгущёнки (на террито­рии лагеря специально для этих целей стоял продоволь­ственный ларёк).

...Отсидел Валерий Алек­сеев в общей сложности 7 лет, освободили его раньше по зачётам (1 год за 3 шёл), было это 1 июня 1954 года. Работал он потом на заводе, начальство походатайство­вало за него, и через год су­димость сняли. Когда он уже был свободен, в 1956 году пришел приказ из Москвы: «Срочно освободить!» Позже у Валерия была возможность уехать из Ан­гарска. Но он не мог. Этот го­род стал его судьбой. Здесь родились дети поэта, его внуки. Ангарску Валерий Анатольевич посвятил более тридцати стихотворений.

              Но как в потоп вселенский

             Ною был мил и дорог свой ковчег,

             Так город, выстроенный мною,

             Я тоже полюбил навек.

 о но понадобилось двадцать два года, чтобы пройти необходимую выучку и получить признание профессиональных литераторов - это произошло в 1961г. на конференции "Молодость. Творчество. Современность".

На первую конференцию представил Валерий Алексеев большой том рукописной книги стихов. Руководители секции поэзии оставили от нее только несколько строчек, остальное надо было переделывать. Лишь через два года, в 1962 году книга «Закон движения» начинающего поэта Валерия Алексеева пришла к читателю.

    Жизнь стихи проверяет сурово,

    И работа работе под стать,

    И поэт должен  каждое слово

    Прежде чем приварить – испытать.

19 стихотворений книжки – размышления о жизни, о природе Сибири, об Ангарске, Иркутской ГЭС, о Саянах, о Байкале. Но и в этой первой книжке были две темы, которые пройдут у Валерия Алексеева и через другие книги, и через поэмы, и через журнальные публикации: огненные годы войны и нерасторжимая связь времен.

    И через год под купол небосвода

    Я в узкий люк был вытолкнут волной

    Слились во мне четыре страшных года

    В один прыжок предельно затяжной.

 «Первый прыжок», «Старая церковь», «Стихи о погибшем товарище», «Семейный альбом», «21 июня 1941 года», «Станция Свеча» - стихи о духовной неразрывности поколений.

В 1970 году выходит вторая книга стихов. Но только в 1981 году, когда ему было пятьдесят восемь лет, он был принят в Союз писателей СССР - после выхода третьей книги стихов. Всего у Валерия Алексеева вышло семь полновесных книг, среди которых такие известные, как "Станция Свеча", "Баллада о колокольне" и "Соловецкий камень". Со страниц книг, в лучших своих стихах, поэт предстает тонким лириком, человеком, много пережившим и передумавшим, но не озлобившимся, сумевшим подняться над своими обидами, сохранившим ясный и беспристрастный взгляд на действительность. Активная жизнеутверждающая позиция - главная черта его как личности, способной взять на себя ответственность за происходящее рядом. Валерий Анатольевич считал поэзию делом всей своей жизни. "Она буквально спасла меня в тяжелейшие годы, спасает и сейчас!", - заметил он однажды.

Но Валерий Анатольевич не только писал стихи. Всю свою жизнь он трудился на производстве. В 50-е годы строил Ангарск и Братск, прокладывал северные дороги, затем работал на промышленных гигантах Ангарска - мастером, старшим инженером, начальником цеха нефтехимического комбината, начальником цеха завода монтажных заготовок. Может, поэтому в его стихах ощущается прочная жизненная основа, правда жизни.

В последние годы жизни В. Алексеев активно работал над книгой воспоминаний «Московский тракт». По словам поэта: «Я занялся прозой потому, что пласт жизни толщиной, как минимум, в полвека невозможно уложить в стихи, поэтому и пришлось мне перейти на прозу и проделать «кандальный» путь от «Соловецкого камня» к «Московскому тракту». Жизнь сталкивала меня с интересными людьми на воле и в Гулаге, в Москве и за Полярным кругом, не говоря уже об Ангарске, где каждый встречный друг или знакомый. О них я непременно обязан написать, иначе я не выполню своего долга». К сожалению, книга воспоминаний В. Алексеева «Московский тракт», так и не вышла в книжном варианте, есть только публикация в журнале «Сибирь».

Город высоко оценил заслуги человека, отдавшего ему все свои силы - силы труженика, поэта, человека совестливого и отзывчивого. Незадолго до смерти поэту было присвоено высокое звание почетного гражданина Ангарска.

Умер поэт 2 сентября 2003 года. Память о нем навечно сохранится в наших сердцах. Дело рук его - здания, промышленные установки и тысячи километров дорог на вечной мерзлоте долго еще прослужат людям. Книги его будут нести горящее трепетное слово, доносить правду о суровом времени. Имя В. Алексеева присвоено библиотеке-филиалу №1 Централизованной библиотечной системы г. Ангарска.

 

 

 

 

 


Вспомним всех поимённо. К 70-летию Великой победы.

  25.12.1920 г. - 17.08.2008 г.

Моя незабываемая  прабабушка Липп Мария Моисеевна  (в девичестве – Березовская) сибирячка из Одессы. Телеграфистка 45-го полка связи  9-й армии.

Когда-то она нам рассказывала о себе: «Ночью 22 июня 1941 года началась война, а днём я уже была в военной форме. В 9-ю армию, формировавшуюся в Одессе, меня призвали с рабочего места – Центрального телеграфа. Четверо суток мы оставались в городе, и каждый день ко мне заходил папа. У нас в семье было трое детей, старший брат Абрам, я средняя и младшая – семнадцатилетняя Фаня. Я уговаривала папу эвакуироваться: ходили страшные слухи о том, как жестоко фашисты расправляются с евреями. Но папа был уверен, что Одессу не сдадут. Что же мы будем за родители, если бросим своих детей?- говорил мне папа. – Если мы уедем, вы связь с домом потеряете»…

Родилась и выросла прабабушка в Одессе, жила на улице Мясоедовской.

С восхищением и грустью она вспоминала о любимом городе, неунывающих соседях, оперном театре. Она была замечательной рассказчицей, добавляя к этому чудный одесский говорок, неистребимый юмор. Мы слушали её часами, это было очень интересно и незабываемо!

45-й полк связи 9-й  армии, где служила наша дорогая Мария Березовская, вместе с другими войсками отступал по Украине, югу России, с боями дошёл до Кавказа. Из сводок Информбюро она узнала, что Одессу сдали. До конца войны Маша не ведала, что случилось с её родными. Когда приходил почтальон и раздавал письма-треугольники, она убегала и плакала.

Летом 1942 года, угрожая Сталинграду, Ростову-на-Дону, фашисты вышли на подступы к Кавказу. Враг стремился любой ценой прорваться в Закавказье, к черноморским портам и бакинской нефти. Встретив ожесточённое сопротивление наших бойцов, фашисты бросили на военные действия отборную дивизию «Эдельвейс». Произошло одно из крупнейших сражений Великой Отечественной войны, вошедшее в историю под названием «Битва за Кавказ». В этой битве с бабушкой  была всегда рядом её боевая подруга - старший сержант Екатерина Карпенко.

Бабушка вспоминала: « нас – телеграфистов 45-го полка разместили  в небольшом горном селении. Жили в блиндажах на окраине, а на дежурство ходили  в узел связи, расположенный в центре посёлка. На смену и со смены их водили строем. Враги отследили время прохождения колонны и устраивали воздушные налёты. Бомбы рвались рядом, визжали осколки, кругом кровь, гибли  те, кого бабушка хорошо знала, с кем бок о бок шла по фронту. Выжить в этой мясорубке было, казалось, невозможно. При артналётах, она вжималась в землю от страха, но к великому счастью не была ранена ни разу. Видать судьбе было так угодно.

 

Связист на войне – совсем не то, что работа на телеграфе в мирное время. С окончанием смены редко приходилось отдыхать: как все солдаты, девушки рыли окопы, строили блиндажи, охраняли расположение части. Даже по ночам дежурили на кухне у котлов, чтобы враги не отравили воду.

Бабушка вспоминала: «поспать удавалось редко, в свободную минутку только и думали, где бы прикорнуть. Еду как-то на грузовике, а в кузове бочка из-под бензина, я положила на неё голову и уснула. Просыпаюсь – на лбу шишка огромная: так крепко спала, что не почувствовала, как её набила».

Другими врагами фронтовичек были мыши. Местные жители запасались впрок кукурузой, и наглые, объевшиеся грызуны так и шмыгали под ногами. Довелось как-то девчонкам-связисткам ночевать в старом здании. Нары вдоль стен кишели мышами. Маша решила схитрить: легла на стол посреди комнаты, в надежде, что они туда не полезут. Да где там! Среди ночи её крик перепугал всех хуже воздушной сирены! Мышей боялись, а под бомбёжкой мужественно продолжали свою работу, под градом осколков не покидали рабочих мест. Не зря тогда говорили: связь – нервы армии.

Однажды во время артобстрела рядом с  домом, где располагался узел связи, разорвался снаряд. Полдома разнесло, а помещение, где  находились связистки, уцелело. Раненный   командир чудом выбрался  из развалин. Мария рассказывала: - «мы перевязали его, вытащили из опасной зоны. В это время оставшаяся часть дома загорелась. Мы с Катей надели противогазы, и в огонь – спасать военное имущество». За этот мужественный поступок Мария Березовская и Екатерина Карпенко были награждены медалями «За боевые заслуги».

После Победы на Кавказе полк, где служила моя прабабушка Мария, расформировали, и её направили в Ленинград.

Катя Карпенко (слева), в середине Мура,  Мария третья справа.1945г. Ленинград.

После Ленинграда в июле 1945 года подружек-одесситок Марию Березовскую и Екатерину Карпенко перевели в штаб Одесского военного округа.

У родного порога, по возвращению с фронта, Бабушку никто не встретил. В их квартире жили чужие люди, мебель и вещи исчезли. Приютил нашу фронтовичку давний сосед. Сыновья его погибли на войне, бабушка стала ему вместо дочери, пожалел дед сироту. О судьбе родных она узнавала у оставшихся в живых соседей. Старший брат воевал под Севастополем, где и погиб. Отец, мать и младшая сестрёнка погибли в гетто.

В семье нашей бабушки всегда собирались за праздничным столом 9 мая. Смотрели победный парад в Москве на Красной площади, слушали бой военного камертона, реквием Роберта Рождественского, молчали и плакали. Бабушка и дед вспоминали  родных погибших всех  поимённо. У нас по спине пробегал холодок, застревал комок в горле.

Теперь же,  нет «начала» нашей семьи, есть её «продолжение».  Всегда будем помнить, и гордиться нашими защитниками. Вечная память…

Меня зовут Ненашева Валерия - студентка, (бывшая ученица литературно-краеведческого объединения "Автограф").

 "Прошло 70 лет, как отгремели залпы второй мировой войны, которая стала для нашей страны Великой Отечественной. Ни с чем не сравнимые бедствия, всеобщее горепринесла эта война советскому народу. Но в ту грозную пору и подвиги были совершены такие, подобных которым раньше не было. Мы знаем далеко не обо всех случаях героизма, беззаветной жертвенности, проявленных воинами Красной Армии, советскими людьми во время тяжелейшей борьбы с фашизмом.

К началу Великой Отечественной войны в нашей стране существовала наградная система, включавшая различные виды знаков отличия и поощрений. Ещё в далёком 1918 году был учреждён первый советский орден, получивший название "Красное Знамя" - боевая награда, которую Советская Россия установила для своих защитников. По примеру Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) ряд других советских республик учредил свои боевые ордена.

В 1924 году, через два года после образования Союза Советских Социалистических Республик (СССР), был учреждён общесоюзный боевой орден Красного знамени.

                               

Сотни тысяч воинов Советской Армии, партизан и гражданских лиц совершили в годы Великой Отечественной войны подвиги, отмеченные этой наградой.
В один день, 6 апреля 1930 года, были установлены две советские награды-боевой орден Красной Звезды

                                    

и высшая награда СССР орден Ленина

                                        

В годы Великой Отечественной войны орден Ленина заслужили за боевые отличия более 36 тясяч человек, около 2900 тысяч раз был выдан орден Красной Звезды.

К началу фашистской агрессии в Советском Союзе существовали и две боевые медали - "За отвагу"

                                 

В годы войны медаль "За отвагу" была выдана более 4 миллионов раз.

Медаль "За боевые заслуги" учреждённая 17 октября 1938 года.

Примерно столько же насчитывается кавалеров медали "За боевые заслуги".    

                                            

  Высшая степень отличия - звание Героя Советского Союза - была установлена 16 апреля 1934 года.

                                 

Несколько позднее, 1 августа 1939 года, учреждена медаль "Золотая Звезда"

             

которая вручалась получившим это высокое звание.

В годы Великой Отечественной войны 11635 воинов, сражавшихся на земле, на море и в небе, а также партизан и подпольщиков заслужили звание Героя Советского Союза. 115 из них были удостоены этого отличия дважды, а двое - лётчики-истребители Александр Иванович Покрышкин и Иван Никитович Кожедуб ко дню Победы над фашистской Германией носили на груди по три медали "Золотая Звезда".

Героизм советских людей в боях с фашистами окзался настолько массовым, подвиги, совершённые в 1941-1945 годах, были столь разнообразными, что появилась необходимость в установлении новых наград..."


                       

Из книги: Награды Великой Отечественной /Автор-составитель Валерий Александрович Дуров  (альбом) - М.: Русская книга,1993.- 135 с.

 

Ангарские литераторы о Великой Отечественной войне

Военная страница истории России не прошла мимо Ангарска и нашла своё отражение в печатных изданиях.

Центральная библиотека, библиотека Дворца творчества бережно хранят и собирают всю информацию о ветеранах и участниках Великой Отечественной войны, проживающих в нашем городе, о которых появлялись материалы в центральных, областных и местных печатных изданиях и которые могут свидетельствовать о роли Ангарчан в великих событиях.

Шаганский Михаил Ефимович  родился 17 июня 1917 году, ветеран войны, подполковник запаса, с первых часов вступивший со своей батареей в бой

с танками гитлеровцев, журналист, историк, ангарский писатель.

 

«1-ое мая 1945 г. эшелон, в котором ехал Шаганский, встретил за Волгой. Война ещё идёт, но встречных, на запад, воинских поездов с людьми и техникой уже нет. Теперь едва не на всех станциях и разъездах мы обгоняем эшелоны с пленными. В приоткрытых дверях вагонов одинаково серые, будто запылённые обречённостью лица и замызганные мундиры бывших солдат доживающего последние дни «тысячелетнего» рейха.

Нет у нас чувства мстительного злорадства, скорее беспокойство - сколько же теперь придётся кормить, когда страна сидит на голодном пайке? А так- пленные и пленные…Навидались всякого за четыре года…» 

В дальнейшем работал фотокором. Печатался в «Восточно-Сибирской правде», делал фотоиллюстрации для самой первой книги об Ангарске, написанной В.Тычининым. В июле 1960 года пришёл на работу в редакцию ангарской газеты «Знамя коммунизма»- журналистом. 18 лет служил Ангарску своим пером, оттачиваемым с годами.

«Говорят, что у каждого города, как у человека, своя судьба. Иные, как люди, живут и умирают, оставив после себя недобрую славу. Другие, пережив бури изменчивых времён, стоят на земле, угрюмо глядя в своё будущее,

Есть города, которые, сбросив время прожитых лет, обрели вторую молодость.И в нём судьбы людей и самого города оказались в особо прочной связи: люди поднимали город, добывали ему громкую славу, а город настойчиво и смело гранил и чеканил людские характеры и судьбы»- пишет Михаил  Ефимович в своей книге «Ангарск: годы, люди». Документально-художественная  книга вобрала в себя предысторию и историю становления города в междуречье Китоя и Ангары.

      

 Михаил Ефимович был большим книжником, собравшим великолепную библиотеку, входил в правление городской организации Общества книголюбов, возглавлял ангарское литературное объединение.

Шаганский М.Е. – историк и писатель, для которого первейшим гражданским долгом было отражение в художественных или документальных образах подвига народа в войне и гражданской жизни.

Первым освоением военной темы в художественной форме для Михаила Шаганского была документально-художественная повесть, написанная совместно с Анатолием Семёновым, - «Солдат всегда солдат». Она об  ангарчанине Михаиле Чалове, участнике бельгийского сопротивления в борьбе с фашистами, командире отряда партизанской бригады

«За Родину»…

Затем публикации больших очерков об открытии Марковской нефти: «Бомбардировщики идут за нефтью» ( в журнале» Байкал)»,«Аргонавты кембрийского моря», документальные повести о боях на полуострове Даманском «Подвиг на Уссури», «Ангарское притяжение», «Ангарский вариант» - о людях электромеханического завода.

         

Публикации в сборнике иркутских писателей о войне «Солдаты победы» и о героях соц.труда «Сибирский характер», составленный бывшим зам.редактора газеты «Знамя коммунизма» Вайнером Романом Моисеевичем – всё это  были подступами журналиста Михаила Шаганского к самой важной для его литературного восхождения книге «Ждите нас перед рассветом»

     

К сорокалетию Победы Иркутское издательство выпустило в свет книгу-исповедь М.Шаганского «Поезд дальнего следования». Самое важное в  повести «Поезд дальнего следования»- восстановление событий, первых боёв с захватчиками, воспоминания о бойцах-артиллеристах, с которыми автору приходилось, в дни войны, выходить на прямую наводку по танкам гитлеровцев.

 

Фрагментарность повествования, раздумья о прошлом, обращенья к читателю, искренность разговоров прозаика и поэта о немецкой культуре, драмах Шиллера, стихах Гёте- книга эта, маленький памятник солдатам, прошедшими дорогами войны до Берлина и возродившими Великую Страну от ран.

-У каждого из нас – воевавших - при всей общности судьбы на всенародной войне была и своя война, со своей дорогой к Победе. Мы шли к ней – одной из всех - каждый через свой Сталинград и свою Курскую дугу, хотя назывались они по-разному, и пришли совсем на другие места и дни этой нескончаемо долгой войны.

Но ничего из пережитого мы не забыли. Скорее, отдаляясь, минувшее воспринимается острее… - пишет М. Шаганский.

 

Его книга о подвигах разведчиков из героев имеет своих прототипов. Один из них (в повести он назван Романом Зубовым) жил и работал в Ангарске. В других образах соединены черты характеров, работа и подвиги разведчиков, артиллеристов, с которыми столкнула фронтовая судьба Михаила Шаганского. Автор – ветеран войны, подполковник запаса, с первых часов вступивший со своей батареей в бой с танками гитлеровцев. Давние незабываемые годы, люди, бои в основе повести «Ждите нас перед рассветом» Иркутск, 1977 г.

«Скорее всего, сработала память, мгновенно вырвав из прошлого те месяцы до первого ранения, когда он служил в противотанковой батарее. Только у пушки, как лётчик в самолёте, артиллерист чувствует ту спокойную уверенность, которая позволяет ему выйти из самых трудных положений»,- так может сказать только тот, кто прошёл военную школу, кто знал, что такое солдатский пот и труд.

Точных, художественно ёмких страниц в повести можно прочитать много.

Одна из них – эпизод танковой атаки немцев. К ней каждый солдат готовился, не ожидая ни похвал, ни орденов, ни громких слов о долге и необходимости выстоять и выдержать, превратить бронированных  «тигров» и «пантер» в дымящиеся костры.

 На протяжении повести, читатель несколько раз будет размышлять над судьбами артиллеристов, отмечать торопливую, незримую в темноте окопную работу пехотинца, вглядываться в карту Штаба дивизии, кода нарастает тревога ожидания нового удара со стороны врага и надо вместе с героями повести  предугадать остриё этого клина, волноваться за разведчиков, когда они уходят че через нейтралку, под  перехлёст пулемётных слепых очередей, под мертвенный свет ракет.

С нетерпением следит читатель за подготовкой  к поиску разведчиков, которые с перебранками, с подначиванием друг над другом готовятся как будто не к предстоящим боям,  а к будничной привычной работе. Из повести узнаёшь, как работали разведчики: «От ленивого, вечно ворчащего на ходьбу и обожающего «спальное положение» ефрейтора Белова не осталось ни следа. Работал мастер – ловкий, быстрый, точно знающий, как поступить не вообще, а именно в эти конкретные мгновения». Мастеровитость своих героев все время будет подчеркивать М. Шаганский в своем Алексее Гордееве, Валентине Белове, Василии Сметанине, Косте Точилине, Борисе Балкове. На гражданке когда-то давно уже, как говорят разведчики, два года прошло с тех пор, все они были люди невоенные, и вряд ли думали, что станут солдатами. В одну из предпоисковых ночей, полную звезд и звонкого стрекота цикад, горького запаха полыни, выпала минутка откровенного разговора Лешки Гордеева и Кости Точилина. Мы узнаем, что Костя был музыкантом, а Лешка – чего только не успел за свои четверть века: был токарем, грузчиком, моряком в Одесском порту, даже в матросах покрасовался, хотел быть писателем. А остался солдатом. Разведчиком.

« - О талантах после войны поговорим.

   - Оно бы не худо…»

Человек против войны, даже если он профессионал, военный.

 Земля, мир и человек – неразделимое целое, и за это борются герои повести, повесть о героях войны.« - Война… - процедил Шепелев, прижав ладонью пачку писем. – А как им понять, если в каждом полное крушение жизни? Знаешь, я всех к Отечественной представил. Один у нас орден, что семье вручают. И детям и внукам видно будет, за что солдат остался в земле лежать.

И победа придет, поглядят на орден, и скажут: вот и наша в ней доля» - говорит М. Шаганский в повести, размышляя о пройденном пути своих героев».Книги об Ангарске, очерки в журнале «Сибирь», документальная повесть «Ангарский вариант» навсегда связаны с памятью о мудром летописце и писателе Михаиле Ефимовиче Шаганском

 

               * * *

Е.Агранович

 Вечный огонь

От героев былых времён

не осталось порой имён.

Те, кто приняли смертный бой,

стали просто землёй и травой...

только грозная доблесть их

поселилась в сердцах живых.

Этот вечный огонь, нам завещанный одним,

мы в груди храним.

Погляди на моих бойцов -

целый свет помнит их в лицо,

вот застыл батальон в строю...

Снова старых друзей узнаю.

Хоть им нет двадцати пяти,

трудный путь им пришлось пройти.

Это те, кто в штыки поднимался как один,

те, кто брал Берлин!

Нет в России семьи такой,

где б не памятен был свой герой.

И глаза молодых содат

с фотографий увядших глядят...

Этот взгляд словно высший суд

для ребят, что сейчас растут.

И мальчишкам нельзя ни солгать,

ни обмануть,

ни с пути свернуть!

Трудным был путь к победе. Вся страна сражалась с фашистами. Шли бои на земле, в небе, на море. Пргремели великие битвы: Московская, Сталинградская, битва на Курской дуге. 250 дней не сдавался врагам Севастополь, героический Севастополь. 900 дней в страшной блокаде стойко держался Ленинград.Отважно сражался Кавказ. На Украине, в Белоруссии, в других местах громили захватчиков партизаны. Миллионы людей, в том числе и дети, самоотверженно трудились у заводских станков и в полях страны. Враг был сломлен.

Весной 1945 года наши войска подошли к столице фашистской Германии - городу Берлину. Началась последняя из грандиозных битв Великой Отечественной войны. Берлин был взят штурмом. Фашистская Германия признала полное своё поражение.

 

Фруг Инна Львовна

 

 

 

Лейдерман - Фруг Инна Львовна родилась 27 марта 1925 года в Смоленске на Днепре (ушла 24 февраля 1997 г. в Ангарске)- фронтовичка, врач, писатель, просветитель. Созидатель и руководитель ангарского клуба медицинских сестёр «СВЕЧА».

 

Жила, Воевала. Любила. Лечила. Спасала. Просвещала, Сочиняла…Ушла…

 

 «Главное- это сгореть. И, сгорая, не сокрушаться о том»

Москва – детство, отрочество, школа, первые друзья, ставшие близкими на всю жизнь…

 

 1938 год: Пережила репрессию самого любимого человека- отца: Бутырка, год одиночки - каменного мешка, 18 лет лагерей, повторный арест…

 

 Сороковые-роковые, Эвакуация на Урал. Посёлок Добрянка. Инна рвётся на фронт. В 17 лет свершилось: надела военную форму. Служила связистом батальона аэродромного обслуживания. Полевая почта 42195 «Ш»

 

Инна Львовна вспоминала: «три моих военных года - ощущение небывалых сил, здоровья, счастья, каких никогда уже больше не было…»

 

 Отвоевали. Выбрала профессию врача. Первый Московский медицинский институт и вместе с мужем Лейдерманом Львом Иосифовичем, тоже врачом и фронтовиком, в 1952 году приехали в Ангарск. Ангарск - для семьи Лейдерман, стал городом судьбы.

 

Майск. Инна Львовна стала одним из лучших врачей молодого города. Заведующая майским терапевтическим отделением городской больницы, муж- Лев Иосифович уролог первой городской больницы.

 

Больница, которую Инна Львовна превратила в дом - уютный и тёплый.

 

На её долю выпали тяжелейшие испытания: болезнь позвоночника, неудачная операция, инвалидность…

 

Супруги Лейдерман вырастили двух дочерей и внуков.

 

Вопреки обстоятельствам, Инна Львовна продолжала работу врача и стала профессиональным писателем.

 

Клуб медсестёр «СВЕЧА» в больнице №2- любимое детище. Место откровений, споров, духовных открытий и взлётов.

                               

Из написанного дочерью Людмилой  Львовной Животовской:

Передо мной непростая задача — рассказать о жизни Инны Львовны Лейдерман, моей мамы.

«Человек безмерный», «Предельная готовность», «Вечная человеческая работа», «Пассионарий», «Азбука ее жизни», «Человек не из толпы», «Последняя язычница»... Вот лишь несколько названий из огромного множества очерков о ней. Что же заставляло разных людей обращаться и обращаться к судьбе одного и того же человека? В чем магия и сила личности Инны Львовны? Наверное, в огромном таланте врача, человека, писателя.
Сергей Владимирович Сперанский, ученый, публицист, большой друг мамы, в своем очерке «Памяти Инны Фруг» писал:
«Следует признать, что большинство из нас обыкновенно. И потому взираем с восхищением, с тайной завистью на тех, кто живет иначе.
Инна Львовна Лейдерман, которую в литературном мире знали как Инну Фруг, жила иначе.
Вдумайтесь в начальный факт ее биографии. Война. Инна Львовна — девочка, школьница, стремится на фронт. Ну, это еще не так уж необычно — многие тогда были подхвачены патриотическим порывом. Однако она не только сама осаждает военкомат, но заставляет МАТЬ ходатайствовать об отправке ее на фронт. Фантастическая, неправдоподобная ситуация! Ее можно понять, только прочитав «Звезды ясные» и ощутив неимоверную силу психологического давления, которое привело к такому результату. Инна Львовна уже тогда умела добиваться невозможного. И пронесла это умение через всю жизнь».
Например, чтобы ей, сугубо городской девочке, научиться так же хорошо колоть дрова, как это делала боготворимая ею фронтовая подруга Клавка Галкина, она вставала по ночам и тренировалась. А через несколько месяцев один летчик сказал другому: «Во, здорово колет! Ну, эта в лесу родилась!» «Ничего себе... Что стоило мне дожить до этих слов!» (из книги И. Фруг «Запах гари»).

Да, война, армия были для мамы, как и для всех других, прежде всего ежедневной, изматывающей, тяжелой работой.

Война ж совсем не фейерверк,
а просто трудная работа,
когда, черна от пота,
вверх скользит по пахоте пехота.


Об этом же и очень любимый ею Михаил Кульчицкий.
Интересно, что, вспоминая войну, мама почти всегда рассказывала только... веселое. А рассказчик она была великолепный, полностью перевоплощалась в героев своих рассказов, или, как мы тогда говорили, «изображала». Так вот, все и она сама хохотали до упаду. Но в то же время просто сердце останавливалось от этих «смешных» историй.
Особенно часто маму просили рассказать про то, как она доставляла «секретный» пакет, как в лютый мороз шла всю ночь, преисполненная гордости и ответственности, и несла спрятанный на груди «секретный» пакет — дурацкую никчемную записку, отправленную ради шутки командиром отделения ефрейтору, находящемуся в соседней деревне...
В своей книге «Запах гари» она рассказала об этом эпизоде. А по сути — о «предельной готовности» к подвигу, о своей чистоте и наивности.
День Победы мама встретила в Чехословакии. (Там же сделана и ее знаменитая фотография. «На твои непокорные локоны залихватски фуражка надвинута», именно об этой фотографии и написал наш ангарский поэт Вадим Богатырев.) Вернулась в Москву, сдала экстерном экзамены за 10-й класс, потом окончила 1-й Московский медицинский институт и по собственному желанию, отказавшись от работы в Московской области, вместе с папой в 1952 году приехала в Ангарск. Начинала как участковый и цеховой врач.

 

87.715

Графова, Лидия Ивановна

Живу я в мире только раз... -М.: Политиздат, 1986.-376 с.

О книге: всё большую роль в жизни нашего общества играет ответственность человека за реализацию своих способностей, за "строительство" собственной судьбы, тесно связанной с судьбой других людей. Глава этой книги посвящена Инне Львовне Фруг на стр.198  СВЕЧА:

из строк: "...а сёстрам "Свечи", конечно, повезло. Каждой из них встретилась в жизни Инна Львовна...

Новосибирский учёный С.В.Сперанский, однажды случайно побывавший на проведении очередного заседания "Свечи", стал другом  Инны Львовны на годы" Он писал: ...следовый  эффект всё-таки есть и сейчас. От каждого "затронутого" "Свечой" человека расходятся световые круги дальше,  на других. Вы об этом скорей всего не узнаете, так как эхо возникает по причудливым, странным, нелинейным законам..."

Продолжение из написанного дочерью Милой:
«Первые больные за дверью моего (МОЕГО!) кабинета.
Жуткий страх неправильно выписать рецепт...
А больничные листы! Сколько бед с ними я приняла, выписывая их направо и налево всем, кто хоть на что- нибудь жаловался! Все они для меня были тяжелыми и нетрудоспособными — очередь перед моим кабинетом была самой большой (я гордилась: лучший врач!)... (Главный врач, вызвав меня к себе, потрясая над головой корешками выданных мною больничных, кричал: «Что, комбинат хочешь остановить? Подожди, мы тебя остановим!»)»
Но в 1959 году заведующая горздравотделом М.А. Усова назначила маму заведующей терапевтическим отделением в Майской больнице. Мария Андреевна вспоминает: «Инна оказалась просто находкой для пригородной больницы, которая, если помните, была старая, неухоженная, барачного типа. Здесь нужен был подвижник, который отдавал бы всего себя работе, больным. Так и получилось».

Это была удивительная больница. Терапевтическое отделение, которым мама заведовала, было лучшим в области, хотя до ее прихода стояло на грани закрытия. А теперь его сравнивали с клиникой.
В этом деревянном бараке на краю города все было необычно: висели прекрасные картины, подаренные художниками Ангарска, была собрана библиотека, имелся большой цветник и аквариум с красивыми рыбками.
Около каждой койки был как бы свой маленький пульт: кнопка для вызова медсестры, кнопка для включения ночника, вилка радионаушников и отводка кислорода. Это было сделано по маминой просьбе ее друзьями, работающими на АЭМЗ — директором завода Г.Б. Белкиным, заведующим конструкторским бюро В.Л. Киршнером и заведующим фотолабораторией Г. Ф.Беличенко. К сожалению, даже сейчас, в наше время, ни одна больница города не может похвалиться таким пультом.
В отделении была создана такая атмосфера, когда все подчинялось интересам и удобству больных. Для тяжелых был выделен отдельный пост. Родственники и посетители приходили не в строго определенные часы, как это было принято в других больницах, а в любое, удобное для них время, никому этим не мешая. Не было измерения температуры в 6 часов утра, в самый сон, принятого повсеместно, это делали в другое время.
А также никто не грохотал ведрами в 5—6 часов утра, «сдавая смену», никто не цокал на каблуках по коридору, не красился вульгарно, не носил «вызывающих» сережек и одежды — «и, правда, зачем они здесь, рядом со страданиями?» Это фраза из Дневника.
Да, был там и такой уникальный опыт — ведение Дневника. Думаю, что такого (опять же!) ни в одной больнице ни одно¬го города не было и нет.
В нем очень искренне отражена вся жизнь отделения. Люди писали обо всем на свете, даже о своих недостатках и ошибках.
Начало этому положила мама, сделав запись (которая, по сути, является законченным, очень тонким, психологическим рассказом) о своей ошибке в нравственном отношении — как она несколько минут колебалась (была безумно уставшей) перед тем, как идти из дома к больному. «На такую исповедь, признаться, не каждый мог бы решиться. Трудно даже поверить, что могла она родиться для общего обозрения, но, наверное, только так способно обрестись взаимное доверие, когда не боязно признаться в самом сокровенном, надеясь, что тебя поймут. Когда это происходит в большом коллективе, то можно представить, на каком высоком уровне находится содружество коллег, людей, сродненных одним — профессией. Пожалуй, это редкое явление, и зависит оно, конечно же, от того, кто возглавляет коллектив, зависит в большой степени». Так писала журналист Антонина Боробова в одном из лучших очерков о маме.
После той маминой исповеди и сестры тоже стали писать о своих ошибках и промахах, осознавать их и исправлять. «За время работы в Майске я стала совсем другой»...
А еще мама предложила вести в Дневнике новую рубрику «Мои герои». Ведь больница — это такое место, где происходит много героического. Мама всегда преклонялась перед этим. В будущем она написала цикл рассказов «Последнее» — о последних своих больных, о высочайшей духовности и самом трудном подвиге — подвиге перед собой. «Герои этой книги готовятся к смерти, как к главному делу своей жизни. Кем дана эта мудрость им? Кем дана она автору? Я думаю, что в том и в другом случае — талантом души. Бесстрашно заглянуть в эту глубину может душа мужественная до детскости. Думать о жизни равно, как и о смерти, наша вечная человеческая работа», — пишет во вступлении Светлана Алексиевич.
За всю свою жизнь мама ни на одну каплю не привыкла ни к страданиям, ни к смерти, воспринимала это всегда абсолютно как в первый раз. «Умирает твой хроник — какая часть души твоей умирает!..» Поэтому она и жила на такой грани. Поэтому и была в конце концов таким человеком и таким врачом.
Она была великолепным клиницистом и диагностом. Обо¬жала возиться с больными. Первичный осмотр длился 2—3 часа. Никакого регламента на обходе тоже не было. Обожала трудных больных. Расскажу об одном случае.
У мамы была очень тяжелая больная с совершенно непонятным заболеванием: в течение многих месяцев температура 42, ничего не ест, тает на глазах. Никто не мог поставить диагноз. И совершенно случайно в Иркутске на конференции в это время был Е.М. Тареев — знаменитый, всемирно известный академик. Мама смогла привезти его на консультацию в Майск. Он посмотрел больную и сказал: «Коллагеноза здесь нет, остальное
— не мой профиль», — улыбнулся и уехал. Они с Елизаветой Александровной Вепревой — маминым замом, врачом, «у которой в ту пору мечтали лечиться все», развели руками и стали хохотать: «Не мой профиль! Значит — наш!»
Дальше мама сама повезла эту больную в Москву, устроила в клинику. В то время мама была уже больна, и ей помогал ее собственный отец. Они буквально на себе таскали эту женщину. Там она пролежала 9 месяцев, выписалась без улучшения, без диагноза и даже без выписки. Опять оказалась в Майске, где все же и была вылечена. Дело в том, что мама и весь коллектив их больницы не опустили руки. Эта женщина полностью выздоровела, родила дочь и назвала ее в честь мамы Инной. Кстати, в Ангарске четверо девочек — дочек ее больных — названы так в честь мамы.
Была у нее, безусловно, способность к глубокому анализу и обобщению. Это, в частности, проявилось в том, что она, вместе с не менее уникальным врачом Т. Н. Багрянцевой, опубликовала в журнале «Клиническая медицина» (1962, № 5) научную статью, на которую ссылается ученый с мировым именем Е. М. Тареев (тот самый, с «профилем»!), в своей известной фундаментальной монографии «Коллагенозы».
Через некоторое время они с Татьяной Николаевной опубликовали еще одну научную работу в журнале «Проблемы гематологии и переливание крови» ( 1964, № 8).
Мама очень любила Татьяну Николаевну, преклонялась перед ее профессионализмом и считала, что именно ей она обязана своей квалификацией, опытом, знаниями.
Здесь я хочу привести несколько отрывков из маминого очерка «Доктор Багрянцева», написанного в 1974 году:
«С 1956 года Татьяна Николаевна работает в Ангарске, где ею создана серьезная патологоанатомическая служба, которую она возглавляет в течение 18 лет.
Патолого-анатомическая лаборатория города ежегодно про-водила более шести тысяч микроскопических исследований.
Это значит — шесть тысяч раз вмешаться в судьбу больного человека! И решить эту судьбу! Потому что именно эти прижизненные микроскопические исследования очень часто являются решающими в судьбе больного, определяя или уточняя диагноз, направляя лечение... Речь идет не просто о мужестве взятой на себя ответственности, хотя и этот фактор, безусловно, имеет место. Речь идет об основах этого мужества и этой ответственности, которые лежат в многолетнем опыте, упорном труде и, наконец, таланте.
Никогда не беря на себя роль судьи, на путь которого ей совсем не трудно было бы встать, эта седая красивая женщина с вдумчивыми черными глазами, сдержанными манерами, главной целью своей жизни считает помощь врачам различных специальностей в диагностике и лечении болезней».
Много раз маме предлагали вплотную заняться научной работой. Это было и после упомянутых статей, и после ее годовых отчетов. Когда известный иркутский профессор К.Р. Седов увидел один из них, он просто ахнул: «Да это же готовая диссертация!». Но мама отказывалась — ведь тогда надо было почти прекратить лечебную работу, оставить любимое отделение и все эти необычные, нигде больше не существующие мероприятия — собрания и физкультура с больными, диспуты, обсуждения книг и кинофильмов, врачебные конференции (она много лет была организатором и председателем ангарского общества терапевтов), бесконечные занятия с врачами, сестрами и санитарками.
...Майск не оставлял маму никогда. Поэтому и в ее последней книге «Кубик Рубика» немало страниц посвящено ему:
«Моя больница в Майске в густых тополях, накрывающих ее с крышей летом и осенью, — такая дорогая, такая любимая, что так мне снится до сих пор.
Я вижу ее коридоры и палаты, ее больных и весь славный ее персонал (кто-то из больных, занося в книгу жалоб и предложений свою благодарность, написал: «Персонаж»... — «... и весь ваш замечательный персонаж!»)».
Персонал — это Елизавета Александровна Вепрева, Клавдия Михайловна Денисенко, Вильгельм Эдуардович Лоренц, Екатерина Петровна Колтайс, Нина Измайловна Леушина, Надя Голикова, Женя Богданова, Тамара Федорова, Нина Иванова, Виктория Максимова, МашаЖмурова, Полина Артюхина, Алла Гринекс и многие-многие другие...
К сожалению, в 1969 году маме пришлось уйти с работы, так как у нее возник тяжелый остеохондроз с поражением спинного мозга — безусловно, это было и результатом сильных физических перегрузок во времена войны. Течение заболевания усугубилось неправильно сделанной в Москве операцией, после которой у нее были адские боли в руках. Спасалась она от них ... работой. Ей приносили расшифровывать кардиограммы. Она не могла эти ленты тянуть, руки из-за боли были плотно прижаты к телу, и мы с сестрой протягивали их перед ее глазами. Она их читала, мы записывали и увозили. Вот так она тогда выжила.
Затем вторая операция в Новокузнецке, вернувшая ей жизнь. И через некоторое время, несмотря на пожизненную инвалидность 1-й группы, она вновь вышла на работу на специально организованное для нее место врача-консультанта во 2-й городской больнице.
И опять мама работала страстно, самозабвенно, нисколько не щадя себя.
Она очень много сделала по объяснению больным и врачам города, что такое остеохондроз, в то время еще малоизвестный, от которого так пострадала сама. Она делала доклады на высоком профессиональном уровне, читала лекции по профилактике остеохондроза, лечила больных, организовывала консультации в Ангарске ведущих специалистов Новокузнецка — центра по изучению остеохондроза, направляла туда больных. По маминой инициативе во всех лечебных учреждениях Ангарска было внедрено производство функциональных рентгенограмм и электрокардиограмм при шейном остеохондрозе.
Кстати, квалификация врача-терапевта высшей категории была ей подтверждена, что по-своему уникально для врача, находящегося на инвалидности, т.е. не имеющего возможности учиться на курсах повышения квалификации, а в момент подтверждения уже находящегося на пенсии.
Но всего этого ей было мало. И в 1973 году, через год после ухода на инвалидность, одновременно с основной работой, мама организовала клуб медицинских сестер «Свеча», девизом которого были слова голландского доктора Ван Тульпа «Светя другим — сгораю сам», а целью — созидание (не побоюсь этого слова) духовности.
Написать сколько-нибудь подробно о «Свече» сейчас нет никакой возможности, тем более, что писано о ней переписано и в местной прессе, и в центральной, и за рубежом. Я думаю, простое перечисление названий тем, которые обсуждались в клубе, даст представление о неимоверной глубине их занятий:
— Имеет ли право больной на каприз? Примеры.
— Что общего в работе артиста и сестры (врача). Примеры.
— Как вы сохраняете достоинство больных и их родственников?
— «Наш приемный покой». (К этой теме, например, рассказ В. Шукшина «Ванька Тепляшин».)
— Добро и зло.
— Суета сует. (Большая тема!) Примеры.
— Нужны ли нам смирение и покорность?
— Чей портрет висит у меня дома? — очень конкретно.
— Что такое духовность?
Кроме того, были проведены: литературные диспуты на книгам В. Вересаева «Записки врача», М. Зощенко «Повесть о разуме», А. Хейли «Окончательный диагноз», М. Риффо «Больница как она есть», В. Распутина «Живи и помни», В. Тендрякова «Расплата», М. Монтеня «Опыты» и многих других;
вечера поэзии;
праздники цветов.
За всем этим стоял огромный труд и талант просветителя. Поэтому неудивительно, что мама, например, получила такое письмо от В.Тендрякова:
«Уважаемая Инна Львовна!
Через несколько рук, не сразу, дошла до меня стенографическая запись обсуждения моей повести «Расплата» в Вашем клубе «Свеча». Читая ее, я понял — наверное, это и есть самая большая награда, какую мог для себя ждать. Но, думается, часть этой награды по праву принадлежит Вам, Инна Львовна, — не трудно издалека догадаться — запальной свечой того вспыхнувшего равнодушия являетесь Вы. И еще раз убеждаюсь в том, что искусство создастся не только художником, но и зрителем».
Так-то Л.В.Беспрозванный, режиссер ангарского театра, большой друг мамы, человек очень близкий ей по духу, воскликнул: «Это просто ВУЛКАНИЧЕСКАЯ женщина!»
И это, действительно, так. Все вокруг нее кипело, горело, сияло. Все были интересно и насыщенно. Сейчас, когда я оглядываюсь на ее талантливо прожитую жизнь, мне становится не по себе: а мог ли один человек столько всего перенести и так много сделать? А я ведь не рассказала еще об очень многом: о письмах и поздравлениях двумстам адресатам, об огромных многостраничных планах на месяц и на день (как мы шутя говорили дома — «программы максимум и минимум!..»), в которых основным пунктом всегда была помощь людям, о своих книгах и стихах...
И еще я хочу сказать об очень важном для мамы. Она всегда знала, что без любви, помощи, поддержки и абсолютного пони¬мания папы (хотя, глядя на ее невероятную кипучую деятельность, он и говорил иногда: «Ну что делать — чокнутая баба!») она никогда не смогла бы столько всего сделать. «Моя нянюшка» , — говорила мама словами героини В. Астафьева. Но не только «нянюшка», а высочайший профессионал, блестящий уролог, многие годы единственный в Ангарске, — Лев Иосифович Лейдерман.
Ему мама и посвятила свою последнюю книгу «Кубик Рубика» — книгу, рассказывающую, в частности, о четырех поколениях семьи. Книгу, о которой Роман Солнцев, главный редактор красноярского журнала «День и Ночь», где она опубликована, написал:
«Эта публикация может стать событием в литературной жизни России, хотя бы и провинциальной...»
И закончить свой рассказ о маме я хочу опять словами С. В. Сперанского: «Есть такое понятие: «сила духа». Мы не имеем инструментов для измерения этой силы. Однако прекрасно понимаем — чувствуем! — что это такое. Титаническая сила духа Инны Львовны была ЗАРАЗИТЕЛЬНА, она «подпитывала» огромное количество людей — подчас даже тех, кто не знал эту женщину. Я убежден, например, что Инна Львовна существенно повышала духовный потенциал своего города Ангарска».

                              ***

Из писем друзей

«...Это был врач от Бога, такие, к сожалению, родятся очень редко». «Столько редких качеств в одном человеке — это тем более ценно, что почти не встречается. Человек не из потока. Она была готова любить всех, кто приближался. И помогать. Скорее переоценивала людей, чем недооценивала...» «Был у нее и человековедческий талант: она стремилась понять людей, видела в них много интересного, обогащала людей чем-то значительным».«... Ее проза, чистая по звуку, экспрессивная по письму. Так в Сибири, любящей подробные и неспешные описания быта и природы, не пишет никто»...

 

Фруг, И.Л.

Запах гари. – Иркутск, 1988. – 224с., ил.

Героиня повествования – сама Инна Фруг, фронтовичка, связистка в годы Великой Отечественной войны, врач в мирное время. Избранная автором форма писем, дневников, рассказов о пережитом способствует достоверности изображаемого – судьбы женщины на войне, ее послевоенной неустроенности, повседневного труда. Юношеский романтизм и суровая действительность, сила духа и потерянное здоровье, страдание и сострадание – таковы основные мотивы этой книги.   

Своеобразная проза Инны Фруг обратила на себя внимание таких мастеров литературы, как Борис Васильев, Борис Полевой, Григорий Бакланов.

Фруг,И.Л.

Кубик Рубика. – Иркутск, 2005. – 316с.

 «Кубик Рубика» - последняя, автобиографическая, книга Инны Фруг. В ней – судьба четырех поколений семьи 20-го столетия, щедрого на события огромного размаха и драматизма. 1937г., война, послевоенные времена. Переплетение оригинальных философских размышлений с проникновенной лирикой. 

 

 

Березенков Николай Васильевич

родился 6 августа 1931 года в деревне Протокина гора Смоленской области в колхозе "Верный путь". Отец работал пчеловодом, мать разнорабочей.

Николай Васильевич - ветеран труда, труженик тыла, участник Великой Отечественной войны, награждён медалями за трудовые заслуги, юбилейными медалями в честь Великой Победы. В возрасте 11 лет был партизанским посыльным,связным в одном из партизанских отрядов Перврмайской бригады на территории Белоруссии. Был ранен осколками снаряда, получил телесное увечье, лежал в госпитале, имеет инвалидность.

   18 марта 2010 г на встрече с учащимися Автографа

   

Первое стихотворение написал в 1953 году, первая публикация состоялась в 1959 году в Смоленске.

Прошли годы, Николай Васильевич получил образование, работал учителем. С блокнотом и ручкой никогда не расстаётся, пишет стихи, в них истенное чувство и боль души человека много пережившего.

Военное детсво, вражеская оккупация и героическая борьба в рядах партизанского отряда наравне со взрослыми. Всё это дало автору бесценный опыт, которым он щедро делится с читателями.

В его стихах слышится отзвук великой эпохи, её громы и пожарища, победы и невосполнимые утраты. Всё это -  наша история, о которой забывать нельзя.

      Мгновения судьбы

Не забыты мгновения,

амбразуры огня,

подломились колени

у седого коня.

Горизонт искалечен,

стук копыт, тишина,

только звуки на плечи

с крыл роняет желна.

Прошумели дождями

неуютные дни,

разобраться с вождями

мы не можем одни.

За спиной - Украина,

Впереди - Беларусь.

На болоте трясина

Затуманила Русь!

       Сборники стихов автора:

Я жизнь мою с бомбёжки начал...

Березенков, Н.В.

Встреча: Стихи. - Ангарск, издательство Простоы, 2003.- 32 с.        Тираж 250 экз.

 Березенков ,Н.В.

 За гранью. Стихи.- Иркутск, Издателский центр журнала "Сибирь", 2005.- 44 с.

Тираж сборника 250 экз.

Березенков, Н.В.

Так далеко - так близко. Стихи. - Иркутск: Издательский центр журнала "Сибирь", 2008. - 144 с., илл.

Тираж 250 экз.

В сборнике объединены стихи, написанные в перестроечные годы. Раздумья о Родине, о гражданском долге непосредственны и правдивы. Автор помнит Отечественную войну,  оккупацию, предателей, полицаев. Ему есть с чем сравнить наше настоящее и далёкое прошлое.

Николай Васильевич участник коллективных сборников "Здравствуйте" 2001 г.; "34005 часов войны" 2005 г., "Встреча у фонтана" 2005 г., "Ангарск поэтический" 2006 г., "Дайте руку мне" 2007 г.


Березенков, Н.В.

Мгновения судьбы: стихи. - Иркутск: Сибирская книга, 2001 - 160 с., илл.

Тираж  книги 1000 экз.


ПОДВИГУ НАРОДА ЖИТЬ В ВЕКАХ

«У НАС, В СТРАНЕ РОДНОЙ,

 

  НЕ УШЛИ В ЗАБВЕНЬЕ ГОДЫ,

 

  ЧТО ОТМЕЧЕНЫ ВОЙНОЙ»

 

            С.В.Михалков

 

Событие этого года  70-летие Победы русского народа в Великой  Отечественной войне 1941-1945 г.

 

 

 

Победа многонационального советского народа, ценою миллионов жизней отстоявшего свободу не только своей страны, но и многострадальной

 

Европы, опутанной ядовитой коричневой паутиной. Кто-нибудь скажет: -

 «ну, сколько можно об одном и том же…»

Ответ прост: сколько живём, столько и помним, потому что мы – россияне.

Потому что эта война прошла по сердцу народа, перечеркнула жизнь поколений, отозвалась на судьбе каждого из нас. Не найдётся в нашей огромной стране семьи, которая не потеряла бы кого-то в огне этого величайшего на земле пожарища.

Да, годы уходят, всё больше отдаляются от нас события тех далёких лет.Но разве это повод забывать родных, которых мы потеряли на войне?

Кто мы? Иваны, не помнящие родства, или благодарные своим прадедам, дедам потомки, бережно сохраняющие память об их великом подвиге?

Мы, дети России, должны хранить память и правду о Великой Победе нашего народа.

Мы не должны забыть огромные жертвы, ценой которых  можем свободно жить, учиться, трудиться, ездить по всему миру.

Нашим солдатам в годы Великой Отечественной требовалось огромное мужество, чтобы бить врага на всех фронтах в любое время года, не выпускать оружие из рук до полной победы!

          

         22 июня 1941 года

      Степан Щипачёв

 Казалось, было холодно цветам,

 И от росы они слегка поблёкли.

 Зарю, что шла по травам и кустам,

 Обшарили немецкие бинокли.

 Цветок, в росинках весь, к цветку приник,

 И пограничник протянул к ним руки.

 А немцы, кончив кофе пить, в тот миг

 Влезали в танки, закрывали люки.

Такою всё дышало тишиной,

 Что вся земля ещё спала, казалось.

 Кто знал, что между миром и войной

 Всего каких-то пять минут осталось!

 Я о другом не пел бы ни о чём,

 Я славил бы всю жизнь свою дорогу,

 Когда б армейским скромным трубачом

 Я эти пяти минут трубил тревогу.

 (1943 г.)

 Почти в каждой семье кто-то воевал или в тылу вносил свой трудовой вклад в борьбу с фашистскими захватчиками. Воевали на полях сражений, партизаны и разведчики – в стане врага, работали труженики тыла на заводах и фабриках, в колхозах и совхозах.

В те тяжёлые  годы Ангарска не было даже в проекте, но сибиряки из посёлков Савватеевка, Зуй, Суховская, Ивановка, Мегет, Одинск сражались на всех фронтах. Многие не встретили май 1945-го… Во многих семьях сибиряков вместо привычных фронтовых треугольников получили похоронки…Некоторые потомки героев до сих пор не знают дату гибели и место последнего успокоения своих родных.

Никто не ожидал беды в то воскресное утро 22 июня 1941 года.

Страна усиленно наращивала темпы производства, особенно военного, так как, несмотря на договор с Германией о ненападении, «война была у порога». Немцы, учитывая фактор внезапности, рассчитывали на быстрый успех, «молниеносную войну».

Советский народ с первых дней войны поразил и удивил мир своим мужеством и героизмом, внёс свои коррективы в планы немецкого командования.

На крайнем Западе бывшего Советского Союза (сейчас это территория Республики Беларусь) находится Брестская крепость, от Бреста до Москвы 1000 км. Здесь сегодня находится музей, где всегда много туристов. На территории музея громко не говорят: слишком оглушающими были дни июня 1941 года. И слишком многое помнят камни от разрушенных  военных казарм, учебных зданий и жилых домов военных, живших в Брестской крепости.

В музее вам покажут оружие, которое когда-то стреляло, солдатские ботинки, которые кто-то торопливо зашнуровывал ранним утром 22 июня.

Вам расскажут о личных вещах защитников крепости и о том, как сходили с ума от жажды, отдавая воду детям и пулемётам.

Крепость не сдавалась, она просто истекала кровью. Почти месяц, до двадцатых чисел июля, крепость сопротивлялась лучшей армии Европы того времени и держала в напряжении 17 тысяч солдат неприятеля.

В музее расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось захватить на десятом месяце войны, в апреле 1942 года. Почти год сражался этот человек! Год боёв в неизвестности, без соседей справа и слева, без приказов и тылов, без смены и без писем из дома.

Время не донесло до нас ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был русский солдат.

Немцы взяли его только тогда, когда у него закончились патроны.

Не только солдаты действующей армии сражались с  врагом, вся страна встала на защиту своей Родины, каждый её житель, все вносили свой вклад в дело Победы!

                   ***

 На защиту своего города Ленинграда поднялись все жители: около 500 тыс. ленинградцев строили оборонительные сооружения, 300 тыс. мужчин  ушли воевать. Не сумев овладеть городом сходу, фашистские захватчики перешли к длительной осаде. Блокада города и варварские обстрелы продолжались около 900 дней, судьба Ленинграда стала предметом непрестанной заботы и тревоги всей страны. Голосом блокадного Ленинграда, его духовным символом стала ленинградская поэтесса Ольга Фёдоровна Берггольц:

 

           Я говорю с тобой под свист снарядов,

             Багряным заревом озарена,

             Я говорю с тобой из Ленинграда,

             Страна моя, печальная страна.

В своих стихах и радиопередачах она рассказывала о жизни в городе, где поединок между жизнью и смертью заполонил асё пространство внешнего и внутреннего мира, её голос стал живой легендой, воздухом мужества и уверенности, мостом, перекинутым через мёртвую зону окружения, он помогал соединять пространства и души.

В одной из своих передач, она рассказала о подвигах водителей, возивших хлеб по Дороге жизни  через замёрзшее озеро Ладога для жителей города:

             О да! Иначе не могли ни те бойцы,

             ни те шофёры,

             когда грузовики везли по озеру

             в голодный город…

             И было так: на всём ходу

             Машина задняя осела.

             Шофёр вскочил, шофёр на льду.-

             Ну, так и есть - мотор заело.

             Ремонт на пять минут, пустяк.

             Поломка – это не угроза,

             Да рук не разогнуть никак:

             Их на руле свело морозом.

             Чуть разогнёшь – опять седеет. Стоять?

             А хлеб? Других дождаться?

             А хлеб - две тонны!  Он спасёт

             шестнадцать тысяч ленинградцев.

             - И вот – в бензине руки он смочил,

             Поджёг их от мотора,

             И быстро двинулся ремонт

             В пылающих руках шофёра.

             Вперёд! Как ноют волдыри,

             Примёрзли к варежкам ладони…

             Но он доставит хлеб, пригонит

             К хлебопекарне до зари.

             Шестнадцать тысяч матерей

             Пайки получат на заре-

            Сто двадцать пять блокадных грамм

            С огнём и кровью пополам.

Блокада была прорвана 18 января 1943 года.

О.Ф.Берггольц:

 

           Здесь лежат ленинградцы,

              Здесь горожане- мужчины,

              Женщины, дети.

              Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

              Всею жизнью своею

              Они защищали тебя, Ленинград,

              Колыбель революции.

              Их имён благородных

              Мы здесь перечислить не сможем:

             Так их много под вечной охраной гранита.

              Но знай, внимающий этим камням:

              Никто не забыт, и ничто не забыто!

Ежедневно газеты того времени рассказывали о событиях на фронтах, о судьбах и подвигах воинов- красноармейцев, о том, как ведут себя немецкие солдаты, устанавливая свой «новый порядок», о наших потерях и отступлениях, о предателях и подпольщиках, о партизанах и пленных.

Советский военачальник, генерал-лейтенант инженерных войск, выдающийся фортификатор (умело фортифицировал военные сооружения), профессор, доктор военных наук, потомственный военный Дмитрий Карбышев попал в окружение летом 1942 года в Белоруссии, был тяжело контужен и в бессознательном состоянии взят в плен. Гитлеровцы подвергли его тщательной «обработке». Они предлагали ему создать любые условия, какие он пожелает, обещали «рай земной» при единственном условии – согласиться работать на вермахт. Только напрасно они его уговаривали пленного генерала. За три с половиной года Дмитрий Михайлович прошёл через лагеря Освенцим, Майданек, Заксенхаузен, Маутхаузен. Каким бы он ни подвергался испытаниям, его девизом были слова:

 

                       «Пленный, но не раб!»

 

Казнь, придуманная для него палачами, отличалась особой изощрённостью. Его, раздетого, вывели на лагерный плац и поливали холодной водой до тех пор, пока он не погиб, обледенев на ветру.

 

Было это 18 февраля 1945 года.

 

В Омске, на родине Дмитрия Михайловича Карбышева, установлен памятник герою: четырёхметровый блок из белого мрамора, из которого выступает голова, плечи, руки, частьноги.

В январе 1942 года страна узнала о подвиге юной партизанки Зои Космодемьянской. Родилась она в сентябре 1923 г. в Тамбовской области, перед войной семья их переезжает в Москву. Вместе с братом Александром она училась в 201-й школе Тимирязевского района.

 

В октябре 1941 года ей была вручена путёвка на фронт. После короткого обучения Зоя отправилась на задание в тыл врага. Несколько месяцев от неё не было никаких вестей. А в конце января 1942 г. в газете «Правда» появилась статья о мужественной партизанке Тане, казнённой гитлеровцами в деревне Петрищево. В марте 1942 года маме Зои  

Любови Тимофеевне Космодемьянской в Кремле была вручена грамота о присвоении её дочери звания Героя Советского Союза (посмертно).

 

1 мая 1942 года, горя желанием отомстить за смерть сестры, уехал из Москвы и поступил в Ульяновское танковое училище Александр Космодемьянский. В 1943 г. в газете «Правда» были опубликованы фотоснимки расправы над Зоей, найденные у немцев из 197-й немецкой пехотной дивизии. На них было видно, каким пыткам и издевательствам подвергалась партизанка.

 

Зое Космодемьянской первой из женщин было присвоено звание Героя Советского Союза, а ещё раньше из Ставки Верховного Главнокомандующего в войска    ушла телеграмма-приказ за подписью И.В.Сталина о том, чтобы солдат 197-й пехотной дивизии 330-й армии Вермахта в плен не брать, расстреливать на месте. Так отреагировал Верховный Главнокомандующий на зверскую казнь нашей партизанки. Меньше месяца не дожил до Победы и брат Зои, Александр.

 

Ему также было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Таким же молодым ушёл из жизни Борис Богатков.

Он прожил всего двадцать один год. Родился он в 1922 г. в г.Ачинске, в семье учителей. Здесь прошли его детство и юность.

Он учился, как все его сверстники, играл, помогал старшим, увлекался поэзией. После школы поступил в автодорожный техникум, но, не окончив его, уезжает в Москву, на строительство метрополитена. По-прежнему пишет стихи, учится на вечернем отделении Литературного института им. А.М.Горького. С началом войны закончилась юность поэта. Он пишет заявление в военкомат, и его в сентябре 1941 г. направляют в школу авиатехников. В тяжелые для страны дни, когда враг был на подступах к Москве, из курсантов формируется лыжный батальон. Борис Богатков был одним из первых добровольцев. По дороге на фронт эшелон подвергается налёту вражеской авиации. Борис получает серьёзную контузию, после лечения, которой ему выдали заключение врачей: «Не годен к дальнейшему несению военной службы». Он приезжает в Новосибирск к родственникам, где включается в активную творческую работу: создаёт стихи-песни, сотрудничает в окружной армейской газете  «Красноармейская правда». Его призывы и плакаты появляются в «Окнах ТАСС».

Мечта поэта – попасть на фронт – не покидает его. Он оканчивает курсы снайперов. В это время начинается формирование Сибирской добровольческой дивизии, куда и был зачислен Богатков. Между боями он пишет стихи, песни, частушки, которые нравились солдатам. Его частушки «У эшелона» и песня «Андрюша- миномётчик» гремели по всему фронту. В августе 1943 г. бойцы 22-й Гвардейской Сибирской добровольческой дивизии и другие соединения вели упорные бои за Гнездиловские высоты в одном из районов Смоленской области. Пять раз они безуспешно ходили в атаку. Наступило короткое затишье.Вдруг из передовой цепи залегших воинов поднялся в полный рост высокий белокурый юноша, и раздалась песня:

 

               Нас месть ведёт в атаку,

 

               И наш прорыв неистов.

 

               Он все преграды превращает в пыль!

 

               Чем дальше мы на Запад идём,

 

               Громя фашистов,

 

               Тем ближе нам родимая Сибирь.

 

Песню подхватили, враг был сломлен, но в этом бою не стало гвардии сержанта Бориса Богаткова, жизнь и творчество которого были прекрасны, но коротки, как песня. Он был награждён (посмертно) орденом Отечественной войны 1-й степени.

 

Рядом со старшими встали на защиту своей Родины маленькие герои большой войны. На их хрупкие плечи легли тяготы невзгод, бедствий, горя военных лет. И не согнулись они под этой тяжестью. Они сражались повсюду:  на море, как Аркаша Каманин, в партизанских отрядах, как Лёня Голиков. В Брестской крепости, как Валя Зенкина. В керченских катакомбах, как Володя Дубинин.

Их повзрослевшее детство было наполнено такими испытаниями, что придумай их даже очень талантливый писатель, трудно  было бы поверить. Но это было. И были награды

      …ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЁННО,

    ГОРЕМ ВСПОМНИМ СВОИМ

    ЭТО НУЖНО НЕ МЁРТВЫМ,

    ЭТО  НАДО  ЖИВЫМ…


Исследовательские рабоы учащихся школ города на НПК

Открытая муниципальная научно-практическая  конференция

 

по историко-литературному краеведению, посвящённая 70-летию Великой Победы

 

«Почестей мы не просили, не ждали наград за дела.

 

Нам общая слава России солдатской наградой была»

 

                                        «Писатели-фронтовики земли сибирской»

 

                                                   

Выполнили: Баранова Мария,

 

Митрофанова Дарья

 

ученицы 5 Б класса МОУ «СОШ № 31».

 

Руководитель: Татурина Людмила Владимировна,

 

учитель русского языка и литературы

 

МОУ «СОШ № 31»

 

Введение

 

 

 

В далёкое прошлое уходят суровые годы Великой Отечественной войны. Война стала самым страшным событием истории в России  XX века, которое вошло в жизнь нескольких поколений. Давно отбушевала военная гроза, но народ хранит в памяти имена героев минувшей войны. И мы не в праве забывать об уроках войны, о тех, кто погиб или был изувечен, защищая Родину, о тех, кто «прошёл по той войне», кто принёс великую Победу. Ибо память –это связующее звено между прошлым и будущим.  Мой рассказ сегодня о писателях нашего края, кто бесстрашно шагнул в зарево войны, кто готов был отдать жизнь за Родину, за свою семью; оставив на земле свой яркий свет-свои произведения. Мы нынешнее поколение русских людей, должны знать имена и помнить тех, кто защищал нашу землю, кому мы обязаны настоящим.

 

Основная часть

 

 

 

 

 

 

 

Остановись и шапку скинь, прохожий:
В чужом краю, где степь гудит, пыля,
Лежит солдат... Ему была дороже
Всего на свете русская земля.

 

И. И. Молчанов-Сибирский. «Степей усталых бесконечность»

 

 

 

 

 

 

 

Когда-то тринадцатилетним мальчиком Марк Давидович Сергеев (Гантваргер; 11 мая 1926 г. Енакиево Донецкой области УССР – 9 июня 1997) приехал в Сибирь со своими родителями и с тех пор считал ее своей родиной.  Город Иркутск стал его судьбой. «Появился в жизни моей город, каждый дом которого, каждый камень, каждое дерево открывают мне свои тайны — не сразу, постепенно, день за днем, год за годом», — писал Марк Давидович. «Иркутск наградил меня всем — и любовью, и дружбой, и невзгодами — и отправил меня на войну, и негромко радовался моему возвращению, по крайней мере, мне казалось, когда в феврале 1946 года выпрыгнул я на перрон нашего старого вокзала и пошел с небольшим деревянным чемоданчиком по его ожившим после военного лихолетья улицам...»

 

Сегодня иркутская земля принимает земляков поэта из разных уголков Донбасса, опаленного гражданской войной. Кто-то из них начнет здесь новую жизнь, а другие захотят вернуться в свои города и поселки. Но как непросто будет для них там сделать выбор — «Всем, кроме…».

 

Раннее детство прошло на стройках в Донбассе (родился в семье строителя), на Дальнем Востоке, в Киеве. С 1939 жил в Иркутске. В 1940 – рабочий лесопильного цеха Лисихинского кирпичного з-да, был капитаном первой в Иркутске тимуровской команды. Первое стихотворение опубликовано в газ. «Иркутский железнодорожник» в 1940. Участник Великой Отечественной войны. После демобилизации работал в редакции газеты «Советский боец», с 1947 – инспектор городских библиотек отдела культуры горсовета, зам. директора Иркутской областной библиотеки.

 

 В 1949 окончил филологический факультет Иркутского государственного университета.

 

Член Союза писателей СССР (1958). Главный редактор альманаха «Ангара» (1964-1967). Член Союза российских писателей. Заслуженный работник культуры РСФСР (1971). Почётный гражданин Иркутска (1986). Кавалер орденов «Знак Почёта» и Дружбы народов. Марк Сергеев - поэт, прозаик, переводчик, литературный и театральный критик, детский писатель, историк, краевед, драматург, поэт-песенник.

 

В Иркутске эту историю знают многие. О том, как еще вчерашние выпускники ушли на фронт и в их числе был знаменитый иркутский поэт и писатель Марк Сергеев. В июне 41-го, в последние учебные дни, они высадили тополя возле школы и обещали встретиться уже взрослыми, став врачами, учителями, инженерами… Но сбыться этой мечте было не суждено.

 

- Мы, мальчишки из 10-го, двух 9-х и трех 8-х классов, взялись за лопаты. В суглинке, точно фронтовые защитные щели, затемнели ямы, на брустверы падал золотистый, рассыпчатый грунт, - вспоминал поэт. - Впрочем, это военное сравнение пришло лишь сейчас, а тогда пылало мирное предвоенное солнце, синело чистое и надежное небо, стелилась у ног нежная утренняя трава.

 

Сам Марк Давидович ушел в армию в 1943 году, воевал с японцами. Спустя 12 лет после войны Марк Сергеев написал «Балладу о тополях» - стихотворение в память своим одноклассникам, не вернувшимся с полей сражений.

 

«Баллада о тополях»

 

В тени их скрыта школьная ограда.

 

Они следят с улыбкой за тобой,

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Так мастерски владеющий трубой.

 

Прикрыв обоих нас, как шалашами,

 

Они стоят под вешнею грозой…

 

Послушай: я их помню малышами,

 

Обыкновенной тоненькой лозой.

 

Послушай: в небе стыл рассвет белесый,

 

Проткнула землю первая трава, -

 

За ручки важно, приведя из леса,

 

Их посадили мы - десятый «А».

 

И ночью, после бала выпускного,

 

Мы поклялись сюда опять прийти.

 

И вот… мы к тополям вернулись снова,

 

Но впятером из двадцати шести.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Послушай: клятв никто не нарушал.

 

Ты родился, должно быть, в сорок пятом

 

И, значит, сорок первого не знал.

 

А в том году схлестнулись с силой сила,

 

Стояла насмерть русская земля.

 

За тыщи верст разбросаны могилы

 

Тех, кто сажали эти тополя.

 

Но, будто бы друзья мои - солдаты,

 

Стоят деревья в сомкнутом строю.

 

И в каждом я, как в юности когда-то,

 

Своих друзей приметы узнаю.

 

И кажется, скажи сейчас хоть слово

 

Перед шеренгой тополей живой -

 

И вдруг шагнет вперед правофланговый

 

И в трауре поникнет головой.

 

Как требуют параграфы устава,

 

Начни по списку называть солдат:

 

- Клим Щербаков! -

 

И тополь - пятый справа -

 

Ответит:

 

- Пал в боях за Ленинград.

 

- Степан Черных! -

 

И выйдет тополь третий.

 

- Вадим Смирнов! -

 

Шагнет двадцать второй.

 

Нас было двадцать шесть на белом свете -

 

Нас пятеро с войны вернулось в строй.

 

Но остальные не уходят.

 

Рядом они стоят, бессмертны, как земля.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Взгляни: шумят под ветром тополя.

 

И если в час беды о нас ты вспомнишь,

 

Твой горн тревожно протрубит подъем,

 

То мы придем, горнист, к тебе на помощь,

 

Живые или мертвые - придем!

 

В Иркутске эту историю знают многие. О том, как еще вчерашние выпускники ушли на фронт и в их числе был знаменитый иркутский поэт и писатель Марк Сергеев. В июне 41-го, в последние учебные дни, они высадили тополя возле школы и обещали встретиться уже взрослыми, став врачами, учителями, инженерами… Но сбыться этой мечте было не суждено.

 

- Мы, мальчишки из 10-го, двух 9-х и трех 8-х классов, взялись за лопаты. В суглинке, точно фронтовые защитные щели, затемнели ямы, на брустверы падал золотистый, рассыпчатый грунт, - вспоминал поэт. - Впрочем, это военное сравнение пришло лишь сейчас, а тогда пылало мирное предвоенное солнце, синело чистое и надежное небо, стелилась у ног нежная утренняя трава.

 

Сам Марк Давидович ушел в армию в 1943 году, воевал с японцами. Спустя 12 лет после войны Марк Сергеев написал «Балладу о тополях» - стихотворение в память своим одноклассникам, не вернувшимся с полей сражений.

 

«Баллада о тополях»

 

В тени их скрыта школьная ограда.

 

Они следят с улыбкой за тобой,

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Так мастерски владеющий трубой.

 

Прикрыв обоих нас, как шалашами,

 

Они стоят под вешнею грозой…

 

Послушай: я их помню малышами,

 

Обыкновенной тоненькой лозой.

 

Послушай: в небе стыл рассвет белесый,

 

Проткнула землю первая трава, -

 

За ручки важно, приведя из леса,

 

Их посадили мы - десятый «А».

 

И ночью, после бала выпускного,

 

Мы поклялись сюда опять прийти.

 

И вот… мы к тополям вернулись снова,

 

Но впятером из двадцати шести.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Послушай: клятв никто не нарушал.

 

Ты родился, должно быть, в сорок пятом

 

И, значит, сорок первого не знал.

 

А в том году схлестнулись с силой сила,

 

Стояла насмерть русская земля.

 

За тыщи верст разбросаны могилы

 

Тех, кто сажали эти тополя.

 

Но, будто бы друзья мои - солдаты,

 

Стоят деревья в сомкнутом строю.

 

И в каждом я, как в юности когда-то,

 

Своих друзей приметы узнаю.

 

И кажется, скажи сейчас хоть слово

 

Перед шеренгой тополей живой -

 

И вдруг шагнет вперед правофланговый

 

И в трауре поникнет головой.

 

Как требуют параграфы устава,

 

Начни по списку называть солдат:

 

- Клим Щербаков! -

 

И тополь - пятый справа -

 

Ответит:

 

- Пал в боях за Ленинград.

 

- Степан Черных! -

 

И выйдет тополь третий.

 

- Вадим Смирнов! -

 

Шагнет двадцать второй.

 

Нас было двадцать шесть на белом свете -

 

Нас пятеро с войны вернулось в строй.

 

Но остальные не уходят.

 

Рядом они стоят, бессмертны, как земля.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Взгляни: шумят под ветром тополя.

 

И если в час беды о нас ты вспомнишь,

 

Твой горн тревожно протрубит подъем,

 

То мы придем, горнист, к тебе на помощь,

 

Живые или мертвые - придем!

 

В Иркутске эту историю знают многие. О том, как еще вчерашние выпускники ушли на фронт и в их числе был знаменитый иркутский поэт и писатель Марк Сергеев. В июне 41-го, в последние учебные дни, они высадили тополя возле школы и обещали встретиться уже взрослыми, став врачами, учителями, инженерами… Но сбыться этой мечте было не суждено.

 

- Мы, мальчишки из 10-го, двух 9-х и трех 8-х классов, взялись за лопаты. В суглинке, точно фронтовые защитные щели, затемнели ямы, на брустверы падал золотистый, рассыпчатый грунт, - вспоминал поэт. - Впрочем, это военное сравнение пришло лишь сейчас, а тогда пылало мирное предвоенное солнце, синело чистое и надежное небо, стелилась у ног нежная утренняя трава.

 

Сам Марк Давидович ушел в армию в 1943 году, воевал с японцами. Спустя 12 лет после войны Марк Сергеев написал «Балладу о тополях» - стихотворение в память своим одноклассникам, не вернувшимся с полей сражений.

 

«Баллада о тополях»

 

В тени их скрыта школьная ограда.

 

Они следят с улыбкой за тобой,

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Так мастерски владеющий трубой.

 

Прикрыв обоих нас, как шалашами,

 

Они стоят под вешнею грозой…

 

Послушай: я их помню малышами,

 

Обыкновенной тоненькой лозой.

 

Послушай: в небе стыл рассвет белесый,

 

Проткнула землю первая трава, -

 

За ручки важно, приведя из леса,

 

Их посадили мы - десятый «А».

 

И ночью, после бала выпускного,

 

Мы поклялись сюда опять прийти.

 

И вот… мы к тополям вернулись снова,

 

Но впятером из двадцати шести.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Послушай: клятв никто не нарушал.

 

Ты родился, должно быть, в сорок пятом

 

И, значит, сорок первого не знал.

 

А в том году схлестнулись с силой сила,

 

Стояла насмерть русская земля.

 

За тыщи верст разбросаны могилы

 

Тех, кто сажали эти тополя.

 

Но, будто бы друзья мои - солдаты,

 

Стоят деревья в сомкнутом строю.

 

И в каждом я, как в юности когда-то,

 

Своих друзей приметы узнаю.

 

И кажется, скажи сейчас хоть слово

 

Перед шеренгой тополей живой -

 

И вдруг шагнет вперед правофланговый

 

И в трауре поникнет головой.

 

Как требуют параграфы устава,

 

Начни по списку называть солдат:

 

- Клим Щербаков! -

 

И тополь - пятый справа -

 

Ответит:

 

- Пал в боях за Ленинград.

 

- Степан Черных! -

 

И выйдет тополь третий.

 

- Вадим Смирнов! -

 

Шагнет двадцать второй.

 

Нас было двадцать шесть на белом свете -

 

Нас пятеро с войны вернулось в строй.

 

Но остальные не уходят.

 

Рядом они стоят, бессмертны, как земля.

 

Горнист из пионерского отряда,

 

Взгляни: шумят под ветром тополя.

 

И если в час беды о нас ты вспомнишь,

 

Твой горн тревожно протрубит подъем,

 

То мы придем, горнист, к тебе на помощь,

 

Живые или мертвые - придем!

 

Сербский город Крагуевац в Югославии Марк Сергеев посетил в составе группы писателей из разных стран. Не было среди них только писателей из Германии.

 

После Второй мировой войны немцам было запрещено посещение Крагуеваца. «Всем, кроме немцев» — гласила надпись на въезде в город.

 

21 октября 1941 года в отместку за гибель 70 немецких солдат и офицеров, погибших в столкновении с бойцами Сопротивления, и за то, что горожане не выдали партизан, фашисты провели здесь карательную акцию. Семь тысяч жителей города стали жертвами этой расправы. Людей хватали в домах, церквах, на улицах, в школах. Мальчиков-гимназистов вызывали по классным спискам. Для каждого из них это был последний урок.

 

Брали только мужское население — от детей до стариков: уводили и увозили за город, в глубокую низину, где протекали два ручья, и там расстреливали. К вечеру 21 октября 1941 года у Красного города, как называют в народе Крагуевац, лежало семь тысяч трупов.

 

Каждый год в этот день проходит траурно-торжественное шествие взрослых и детей Югославии к святым могилам. Сегодня здесь находятся памятник и мемориальный музей.

 

И толпы людей

 

ежегодно приходят сюда

 

с вершин черногорских,

 

из Сербии,

 

с берега моря,

 

Я вижу: страна

 

затаила дыханье от горя,

 

неслышными листьями

 

прочь отлетают года.

 

Стою на пригорке,

 

а словно лежу я во рву…

 

Так под впечатлением этой поездки Марк Сергеев написал стихи «Баллада о мальчиках города Крагуеваца»:

 

…Мальчишки 

 

— поклассно 

 

— стоят на холме невысоком,

 

мужчинами стали они

 

на последнем уроке,

 

а это — смертельно:

 

охота идет на мужчин…

 

И снова я вижу:

 

 стоят на пригорке они,

 

И ранняя зрелость

 

 их волосы вдруг побелила,

 

а черная сила

 

 из шмайссеров черных палила

 

в их детские лица

 

 и в их непрожитые дни.

 

Какими же пророческими и современными оказались стихи поэта:

 

…Они и сегодня

 

за тайной броней крепостей

 

живут в ожиданье,

 

сжимая в ладонях кастеты,

 

они и сегодня

 

на сотнях плацдармов планеты

 

стреляют,

 

стреляют,

 

стреляют,

 

стреляют в детей!

 

Пока на земле

 

разжигает кострища война,

 

 

 

пока в наших душах

 

гремит ее страшное эхо,

 

в лесу,

 

где расстреляны дети, 

 

— ни песни, ни смеха,

 

вы слышите, люди, какая стоит тишина?!

 

 

 

эту историю хотелось бы забыть, но ее надо помнить, потому что и сегодня стреляют, стреляют, стреляют в детей. Но теперь уже на родине самого Марка Сергеева, в Енакиево, Амбросиевке, Макеевке, в городах Донбасса, где проходило детство поэта...

 

 

 

Награды и звания

 

  1. Орден Отечественной войны II степени
  2. Орден «Знак Почёта».
  3. Орден Дружбы народов.
  4. Звание Заслуженного работника культуры РСФСР и звание лауреата премии Иркутского комсомола им. Иосифа Уткина — за поэму «Коммунисты» (1971).
  5. Звание Почетного гражданина города Иркутска (1986).

 

Память

 

  1. Имя Марка Сергеева носит Иркутская областная детская библиотека.
  2. Имя Марка Сергеева носит Иркутский Дом литераторов (ул. Дзержинского, 12).
  3. На доме, где жил Марк Сергеев, установлена мемориальная доска в память о нём

 

 

 

Иван Молчанов-Сибирский ( настоящая фамилия-Молчанов) родился 1 мая 1903 во Владивостоке в семье военного моряка-баталёра канонерской лодки «Кореец». В 1905 году его семья переехала в г. Иркутск.В 1914 году поступил в гимназию. В 1918 году поступил и затем окончил два класса Иркутского технического училища.В 1920 году начал работать в Иркутском депо помощником слесаря. В 1921 году поступил в Иркутский политехникум на химическое отделение, где обучался до 3-го курса, а затем был переведён в Красноярский техникум путей сообщени В 1923 году было создано ИЛХО — Иркутское литературно-художественное объединение, в которое вошли Иосиф Уткин, Валерий Друзин, Джек Алтаузен, Иван Молчанов.я. С 1924 года работал пропагандистом в Ленинско-Свердловском райкоме партии, инспектором профобразования на железной дороге. В 1925 году Иван Молчанов был призван на службу в ряды Советской Армии. В 1927 году вступил в ряды ВКП(б) и поступил в Иркутский государственный университет на факультет права и местного хозяйства, который окончил в 1930 году как факультет советского строительства.С 1930 года работал в газете «Советская Сибирь». В 1932-1933 работал в краевом издательстве и редакции журнала «За большевистские темпы».В 1938, с мая по декабрь 1939 года служил в рядах Советской Армии (Монголия, Хасан), работал в газете «На боевом посту».В годы Великой Отечественной войны, с 1941 по 1946 год нёс службу в рядах Советской Армии на Дальневосточном фронте в качестве военного корреспондента газет «На боевом посту», «Героическая красноармейская».В 1933 году был избран ответственным секретарём Иркутского отделения Союза советских писателей. С декабря 1938 года по май 1939 года работал в Иркутском отделении Союза писателей. С 1946 года был консультантом в Иркутском отделении Союза советских писателей. С 1947по 1958 год — ответственный секретарь Иркутского отделения Союза советских писателей Уже в 1942 году и позже, после всех сражений в Отечественную, в 1948 году, выйдут книги Молчанова-Сибирского, обращенные к тем дням и годам: «Полевая почта» (Иркутск, 1942) и «Мои товарищи» (Иркутск, 1948), из которых всегда будут доноситься до нас знойное дыхание монгольских степей, пулеметные очереди, артиллерийские канонады и грохот танковых гусениц.

 

«Застава», «Городок», «Пограничный пост», «Ночная схватка», «Посылка», «В секрете», «Дружба», «Перед сраженьем», «Русская гармошка на Хингане», «О чем ты думаешь, солдат» и десятки других стихотворений – это не просто поэтические циклы о войне, это летопись сражений, живые страницы нашей истории, близкой и вечно живой. 

 

Когда была объявлена война 1941 года, иркутские писатели во главе со своим секретарем Иваном Молчановым-Сибирским опубликовали в газете обращение и объявили себя полностью мобилизованными для фронта. Писатели высказали просьбу Политуправлению ЗАБВО направить их в действующую армию, на запад, но их направляют на Восток – здесь, у наших границ стоит, и будет стоять до своего полного разгрома в 1945 году, огромная Квантунская армия – миллион прекрасно вооруженных и обученных солдат и офицеров Японии.

 

Десятки очерков и рассказов посылает в редакции военных газет военкор Молчанов-Сибирский. Вместе со своим давним другом, а теперь и фронтовым побратимом, с которым они, случается, делят поровну последнюю походную картофелину или последний глоток воды, с Георгием Марковым, пишут они и подписывают двумя фамилиями многие корреспонденции. «Герои первых боев», «Встречи. Из дневника писателей», «Город полотняный», «На переправе», «Семнадцать против двухсот», «Дух традиций» – везде их имена «Иван Молчанов, Георгий Марков» стоят рядом. И, конечно, строками множества стихов освещает поэт и этот период жизни.  Из воспоминаний Игоря Дружинина, писателя и фронтового товарища Ивана Ивановича: «У него были удивительные глаза. Можно было и не спрашивать, удались стихи или нет… Сам искренний и правдивый во всем, он требовал от поэзии правды и откровенности.

 

«Позолота сотрется, только свиная кожа останется, – любил повторять он. – Фокусничество стихам противопоказано. Стихи – это голос сердца!»

 

Потому-то и любили стихи Молчанова-Сибирского солдаты.

 

Однажды после выступления к Ивану Ивановичу подошел солдат-пехотинец: «Товарищ капитан, походатайствуйте, чтобы на запад отправили. Сердце жжет – не могу терпеть.» И он поведал поэту трагическую историю. Жену замучили фашисты. Погубили детей. Дом сожгли. Яблоньки, ещё в юности посаженные, вырубили. Молчанов ходил сам не свой. А через несколько дней прочитал поэму «Яблонька», в основу которой лег рассказ сержанта. Поэма была издана в Иркутске. За сержанта, конечно же, Иван Иванович походатайствовал. Вначале кто-то в редакции сомневался: «Трудновато Ивану Ивановичу будет. Ведь не газетчик он – поэт!» Но вскоре все убедились, что Молчанов-Сибирский – настоящий военный журналист. Он не гнушался никакой «черновой» работы. Был самым аккуратным дежурным, просиживал ночи над сигнальными полосами. Иван Иванович писал всё, что нужно было в то время: очерки, статьи, фельетоны, сатирические частушки. Его материалы вызывали многочисленные отклики, каждое утро к нему на стол приносили целые груды писем, и он гордился ими не меньше, чем самыми удачными своими стихами: «Значит, надо! Значит, читают по-настоящему!»

 

 В ночь на 9 августа редакционные машины пересекли границу Маньчжурии в составе головной колонны. Впереди были палящие пески Гоби, скалистые громады Большого Хингана, размытые ливнями равнины, бурные реки с разрушенными мостами и отчаянное сопротивление смертников-самураев. В этом трудном походе, когда писалась последняя славная страница Великой Отечественной войны, поэтический талант Молчанова раскрылся во всей силе и щедрости. Написано же о нём до обидного мало. Через долгие дни и тяжкие годы приходит светлый и ослепительный день Победы. Майор И.И.Молчанов-Сибирский с орденом «Красной Звезды», «Монгольским орденом», с медалью «За победу над Японией» заканчивает, и уже навсегда, свою военную страду. И разве можно не отметить эту победу стихами? И поэт пишет стихи, своеобразные, с отображением в них своей жизни, в память отца и во славу всех, кто сражался за Россию.

 

Мы так любили в детстве слушать

 

Рассказ отца про Порт-Артур!

 

Пред нами возникала суша,

 

Форты, глазницы амбразур.

 

 

 

Для нас бессмертною былиной

 

Вставали дни тревог и гроз –

 

Сраженье на Перепелиной

 

И Электрический утес.

 

 

 

Мы в бескозырках из бумаги

 

С любимой песнею «Варяг»

 

Сражались яростно в овраге

 

В пылу мальчишеских атак.

 

 

 

Прошли года. Забыты игры,

 

Но песни старые звучат.

 

На западе пылают «Тигры»

 

От метких выстрелов внучат.

 

 

 

Потомки моряков «Варяга»

 

Врагу не сдали Сталинград.

 

Крепка старинная отвага,

 

Умноженная во сто крат…

 

 

 

Вновь Порт-Артур…

 

Уже над фортом

 

Родные флаги зацвели.

 

Подходят к старым пирсам гордо

 

Моей державы корабли.

 

 

 

Хотя многие стихи и очерки военных лет написаны Иваном Ивановичем за пределами России, в них поэт остается верным сыном Отчизны. И мы видим и слышим, как острота разлуки с Родиной дала Молчанову новый импульс, творческий взлет. Это не требует доказательств, надо только прочитать произведения из его фронтовых тетрадей 1941–1946 годов, где предстают и война, и несладкие годы на чужбине, и природа, к которой поэт тяготел всем своим существом, пусть то были Маньчжурия или Россия, Хинган или Мунку-Сардык, озеро Байкал или река Керулен. И, конечно же, родное Глазковское предместье:

Оно не такое теперь, как бывало:
Уже забралось на вершину горы.
Трамваи по рельсам бегут от вокзала
И смотрят в зелёную синь Ангары.

Здесь памятно всё: 
  каждый дом, каждый мостик
И каждая тропка в сосновом бору,
Где часто буянит низовка от злости
И листья с бессмертьем вступают в игру. 

 

Иван Иванович Молчанов-Сибирский был не только публицистом, поэтом, прозаиком, он являлся и внимательным, влюбленным в литературу читателем, тактичным, неподкупным редактором, прирожденным педагогом, а еще и бессменным, с 25-летним стажем, руководителем Иркутской писательской организации. И это в самые грозные и воистину трагические годы жизни страны.

 

 

 

Поднимались на такие кручи,
Где никто еще не проходил.
Под ногами проплывали тучи,
Друг от бездны друга отводил.
Пот струится. Подниматься тяжко.
И орел пониже нас парит.
Спутница солдатская – баклажка –
Больше суток без воды гремит.
Кухня батальонная в тумане.
Тянет провод по скале связист.
Русская гармошка на Хингане,
Русский на лафете гармонист.
То она поет и веселится, 
То грустит о чем-то в тишине.
Русская гармошка за границей.
На маньчжурской дальней стороне.
Это написано в сорок пятом… У кого из однополчан, из тех, кто принимал участие в последнем сражении войны, не вздрогнет сердце, не вспыхнет память, разбуженная этими давними, но вечно живыми строками. Военкор и поэт майор Молчанов-Сибирский печатал в редакциях военных газет рассказы и очерки не только о бойцах и офицерах, он, как наставник, хорошо поработавший в культуре, посвящал свои статьи и выступления не только войне, но и русской литературе. Это позволяли ему его познания в литературе, в истории, его эрудиция и бесконечная работоспособность. 

 

Но вот и для Молчанова и его друзей закончилась война. Теперь домой, домой, к мирному труду, к родному городу, где друзья, библиотеки, жена и дети и все-все, за что сражались и не дожили многие фронтовые товарищи.

В походной, пробитой ветрами шинели
Солдат возвращался с победой домой.
Он ехал, и села навстречу летели.
Мгновенье… покажется город родной.
  ……………………………………………
Иркутск возникает уже из тумана,
Возлюбленный с детства,
Окрепший в борьбе.
Солдат прошептал:
– С перевалов Хингана
я видел тебя, возвращаюсь к тебе. 
 ………………………………………….
Все – ново, 
Все – радость влюбленному взору:
Заводы и мост, заменивший понтон.
Поднялся солдат на Веселую гору
И городу отдал глубокий поклон

 

 Награды

 

1. Орден «Красной Звезды» (1945)

 

2. Орден «Знак Почёта» (1953)

 

3. Монгольский орден (1945)

 

4. медали «За победу над Германией», «За победу над Японией»

 

Память

 

В 1961 году имя Ивана Молчанова-Сибирского было присвоено Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеке.

 

Именем Ивана Молчанова-Сибирского названа улица в Иркутске

 

В Иркутске в память об Иване Молчанове-Сибирском установлены мемориальные доски на доме, где он жил, а также на здании, где он начинал свою трудовую деятельность

 

В Иркутске в память о первом в стране пионерском творческом коллективе «База курносых», которым руководил Иван Молчанов-Сибирский, установлена мемориальная доска.

 

В 2003 году 100-летнему юбилею Ивана Молчанова-Сибирского был полностью посвящён журнал «Библиотечный вестник Прибайкалья».

 

В 2010 году вышла телевизионная передача «Как слово наше отзовётся», посвящённая Ивану Молчанову-Сибирскому (автор и ведущий —Владимир Скиф, режиссёр — Марина Аристова) в рамках совместного проекта регионального отделения Союза писателей, Областного телевидения и Министерства культуры и архивов Иркутской области, который включает цикл из 12 телепередач о писателях, оставивших заметный след в сибирской, русской литературе.

 

 Заключение

 

Своё выступление я посвятила уважаемым людям, опалённым войной, чья судьба меня заинтересовала, а их произведения о войне сохранили в моём сердце гордость за их мужество, героизм и отвагу, проявленные в Великой Отечественной войне.

 

 

 

 

 

  Библиография.

 

 

 

  1. Марк Сергеев. « Каждый день начинать себя снова…»// Иркутск, 1996.
  2. https://ru.wikipedia.org (Марк Сергеев, Иван Иванович Молчанов-Сибирский).
  3. Кузнецова Н. И. И. Молчанов-Сибирский: Биогр. очерк // Литературная Сибирь / Составитель Трушкин В. П. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1971. — С. 121—125.
  4. Молчанова Е. «Передавая сердца трепет...» // Сибирь. — 2003. — № 2.
  5.  «Стихи». И. И. Молчанов-Сибирский; Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во 1969.
  6. http://detstvo.irkutsk.ru/ Писатели Приангарья-детям.

 

 

Муниципальное бюджетное   общеобразовательное  учреждение

 

«Средняя общеобразовательная школа № 37»

 

 

 

                   Исследовательская работа по краеведению

 Великая Отечественная Война

 

глазами сибирского поэта-фронтовика Моисея Рыбакова

 

 

 

Работу выполнила:

 

Самарина Наталья

 

                                                           ученица 6 «В» класса

 

Руководитель: Гетманская

 

Наталья Александровна

 

учитель русского языка

 

и литературы

                                                                                                            Ангарск, 2015 год

Оглавление

 

 

 

Введение………………………………………………………………………………….3

 

Глава I. Биография М. А. Рыбакова……………………………………………………..4

 

Глава II.  Война в письмах и стихотворениях М. А. Рыбакова

 

 2.1 Письма ……………………………………….……………………………………….6

 

2.2. Стихотворения………………………………………………………………………..7

 

Глава III. Внеклассное мероприятие «Сибирский поэт, не пришедший с войны»…...8

 

Заключение………………………………………………………………………………...9

 

Список использованных источников и  литературы……………………………………10

 

Приложение 1. Воспоминания сестры……………………………………………………11

 

Приложение 2. Фронтовые письма М. А. Рыбакова……………………………………..12

 

Приложение 3. Стихотворения М. А. Рыбакова………………………………………….15

 

Приложение 4.  «Сибирские поэт, не пришедший с войны»……………………………17

 

 

 

Введение

 

 

 

Проблема сохранения историко- культурного наследия (в состав которого включаются и произведения художественной литературы)  в современных условиях приобрела особую актуальность. История – это не просто абстрактное понятие, это определённые судьбы, люди, это корни человека, традиции семьи и народа. Каждый человек так или иначе причастен к истории, поэтому необходима забота о сохранении всего того, что дорого памяти народной.

 

            В преддверии празднования 70-летия со Дня победы над фашисткой Германией вопрос сохранения  таких историко-культурных (в т.ч. художественных) памятников, обеспечивающих преемственность поколений, стоит особо остро, поскольку, опираясь на ценности прошлого,  можно лучше понять современность. Кроме того, памятники истории и культуры наделены двумя важными составляющими: с одной стороны, они передают реальные факты прошлых событий, а с другой – они имеют воспитательную функцию, так как обладают наглядным эмоциональным воздействием, и являются мощным средством формирования убеждений, мировоззрения.

 

            Общественный интерес к памятникам истории и культуры (в том числе литературы) является одной из форм постоянного стремления человека к поиску высших идеалов, духовных ценностей. Поэтому цель нашего исследования: изучая прошлое (а именно тяжёлые военные годы)  через жизнь и творчество сибирского поэта - фронтовика Моисея Рыбакова, приобщиться к истории (в частности, истории родного края), получить эмоциональное и эстетическое наслаждение от знакомства.

 

Для достижения поставленной цели необходимо выполнение следующих задач:

 

  • Изучение биографии Моисея Рыбакова;
  • Поиск и анализ текстов фронтовых писем;
  • Анализ поэтических тексов автора  о войне.

 

Объектом исследования становится биография и творчество Моисея Рыбакова, а предметом – образ войны, отразившейся как на личной жизни поэта - сибиряка, так и на его литературной деятельности.

 

Гипотеза: Моисей Рыбаков – не только патриот своей Родины, но и поэт, по-особому, художественно передающий своё особое видение событий войны.

 

Методы исследования:

 

  • Изучение литературы.
  • Обобщение и систематизация материала по данной теме.

 

В структурном отношении настоящая работа состоит из введения, 2-х основных частей, связанных с изучением биографии и творчества Моисея Рыбакова, заключения, списка используемой литературы и приложений, содержащих высказывания о поэте сестры, Доры Александровны, фронтовые письма и стихотворения.

 

 Iглава. Биография М. А. Рыбакова

 

 

…Сороковые, роковые,

 

                                                     Военные и фронтовые.

 

                                                  Война гуляет по России,

 

А мы такие молодые!

 

Д. Самойлов.

 

 

 

    Действительно, у многих россиян в те годы  совпали «война, беда, мечта и юность». Не исключением стал и молодой наш земляк, поэт-фронтовик, необыкновенный спорщик, эрудит и глубокой души человек – Моисей Рыбаков.

 

            Моисей Александрович Рыбаков родился в Иркутске 21 января 1919 года. Детские годы его прошли в с. Бодайбо. Сестра вспоминает, что в это время «он был очень деятелен, удивительно добр, инициативен» [приложение 1].  Основным качеством его характера было неравнодушие; сам он, по словам сестры, говорил: «Я с детства равнодушных привык ненавидеть».

 

             Учеба давалась ему настолько легко , что он поступил сразу во второй класс и за один учебный год он окончил 5 и 6 классы , а в 1936 с отличием окончил школу № 11 г. Иркутска.

 

 С отличием же он окончил и физико-математический факультет Иркутского Государственного Университета и был приглашен в аспирантуру. Сестра вспоминает, что в это время «он по- прежнему  очень много времени уделяет поэзии...Жизнь заполнена до краев. Учеба, стихи, планы на будущее» [приложение 1].Но наступает Великая Отечественная Война и он добровольцем уходит на фронт.

 

Моисей Рыбаков проявляет себя не только как патриот и гражданин родной страны, но и как человек, который безмерно любит свою малую родину – Сибирь- и верит в удалую силу сибиряков и героизм, поэтому не случайно в стихотворении «Мы с Байкала», которое стало песней призывников, он пишет:

 

   Сталь клинков в бою речиста,

 

   Всем поведают клинки,

 

   Как без промаха фашиста

 

   Бьют в бою сибиряки.

 

   Из сибиряков удалых

 

   Выйдет не один герой...

 

   Нас не мало,

 

   Мы с Байкала,

 

   Мы встаем в могучий строй.[1; стр.228-229]

 

              М. А. Рыбаков сражался на Юго-Западном, Сталинградском  и Южном фронтах. А в  перерывах между сражениями постоянно думал о любимых и родных,  о чем свидетельствуют его письма и стихотворения.

 

Жизнь Моисея Рыбакова оборвалась рано: в возрасте 24 лет. А  погиб он при подготовке переправы частей Советской Армии через реку Миус около села Русское Ростовской области. Строки из наградного листа рассказывают о героической гибели нашего земляка: «В первый день наступления на Миусском участке фронта 17 июня 1943 года товарищу Рыбакову было поручено обеспечение переправы в районе села Берестово. Ураганным огнем противник помешал возведению переправы. Передовые части вынуждены были залечь на левом берегу р. Миус, по которому противник вел сильный огонь. Создалось исключительно тяжелое положение. Находясь в передней линии стрелков, товарищ Рыбаков выявил места переправы  вброд , по которым переправились наши передовые части. Только благодаря товарища Рыбакова был достигнут успех операции на этом участке. Увлекшись наступательным порывом наших бойцов, товарищ Рыбаков оказался впереди наступательных подразделений и при переправе через реку Миус на  восточной окраине Берестово был убит. За проявленную находчивость и личный героизм капитан Рыбаков  достоин награды посмертно орденом Отечественной войны 1 степени»[2].

 

             Первоначально похоронили его в степи, а позднее его останки были перевезены в братскую могилу.  В списке  захороненных он значится под № 643.

 

            Знавшая Моисея Рыбакова В.А Тимофеева, кандидат физических наук, скажет о нём после смерти самые важные для нас слова: «…Трудно поверить и представить себе, что его нет в живых. В памяти тех, кто его знал, навсегда останутся и его полные жизни стихи, и его светлый образ. Именно таким людям мы обязаны своими жизнями, и своей свободой, что мы, советские люди, имеем теперь…»[2].

 

            И мы, граждане уже не СССР, а России должны быть достойны своего земляка, быть активными борцами за счастливую мирную жизнь, сохраняя историко-культурное наследие.

 

 

 

 

 

 

 

 


Разумное, доброе, вечное...

"У нас великая, даже величайшая в мире литература, которая поставила перед мыслящими людьми абсолютно все вопросы бытия! Исходя из этого и надо выстраисвать приоритеты. А молодёжь, хорошо знающая отечественную литературу, неизбежно захочет читать и перечитывать классическую литературу- русскую, советскую, зарубежную" Н.С.Михалков

 Как прививать современным детям интерес к чтению?

РАССКАЗЫВАТЬ О КНИГАХ!

Советую прочитать книги, помогающие жить:

  • Борис Полевой "Повесть о настоящем человеке"(В результате тяжёлого  раненеия Алексей Мересьев лишился обеих ног, но ценой героических усилий вернулся в строй и продолжил летать)
  • Екатерина Мурашова "Класс коррекции" (Повесть о детях, отвергнутых обществом, -умствнно неполноценных, инвалидах, социально запущенных...О детях, которые живут, мечтают и надеются. Но все их мечты сбываются в другом, параллельном мире. Реальный мир наполнен жестокостью.
  • Рубен Давид Гонсалес Гальего - автор и герой книги "Белое на чёрном" -"русский испанец", внук генерального секретаря Коммунистической партии Испании. Рук у него практически нет, да и ног тоже. Уже в девять лет герой  осознаёт, что никогда не будет  ходить, но продолжает бороться за свою жизнь, сохраняя при этом чувство  человеческого достоинства.
  • Френсис Элизы Бёрнетт "Таиственный сад" о маленькой англичанке Мэри Ленокс, которая выросла в Индии. Она осиротела и вынуждена жить у дяди. Мэри одинока, но находит в себе силы не только стать счастливой самой, но и помочь встать на ноги своему двоюродному брату.
  • Мария Семёнова - первооткрыватель славянской фэнтези. Её новый роман - "Там, где лес не растёт". Главный герой романа Коренга- калека. Чтобы избавить свой род от векового проклятья, Коренга отправляется в путешествие на тележке, построенной его умельцем- отцом. Передвигаться Коренге помогает огромный волкодав Торон.
  • Элионор Портер -американская писательница, её повести "Полианна" и "Полианна вырастает"- главная героиня повести одиннадцатилетняя девочка Полианна, оставшаяся круглой сиротой. Она приезжает жить к своей единственной тётке, мисс Полли Харрингтон. Эта сдержанная, суровая женщина, которой очень трудно угодить. Приезд Полианны для мисс Харрингтон - неприятный сюрприз, она принимает девочку исключительно  из чувства долга, потому что та - дочь её сестры...
  •  Эрик -Эмманюэль Шмитт мировая знаменитость, самый читаемый автор.Его книга "Оскар и Розовая Дама" из книги: " Дорогой Бог! Меня зовут Оскар. Меня прозвали Яичная Башка, на вид мне лет семь, я живу в больнице, потому что у меня рак, я никогда  не обращался к тебе ни с единственным словом, потому что вообще не верю, что ты существуешь,.. "