Прогноз погоды

О сайте


Участник конкурса сайтов педагогов


Ангарчане - члены Союза писателей

Ангарчане - члены Союза писателей СССР:

          

            *  Тычинин    Вячеслав Иванович     (с 1952г.)

            *  Алексеев  Валерий Анатольевич   (с 1981г.)

            *  Захарова  Вера   Геннадьевна        (с1983г.)

            *  Кобенков  Анатолий Иванович       (с 1978г.)

 

                Союза писателей России:

 

              *  Богатырёв  Вадим  Николаевич       (с 2006г.)

            *  Гаврилова  Раиса   Ивановна         (с 28.05.2012г.)

            *  Дмитриевский Валерий Викторович (с 8.04.2011г.)

            *  Замащикова  Елизавета Никоноровна

            *   Иващенко  Дмитрий Анатольевич

            *   Кудашкина Надежда Николаевна   (с 1997 г.)

            *   Конова Алла  Витальевна

            *   Новокрещенных   Иннокентий   Фёдорович

            *   Обухов Александр Иванович

            *   Соболевская    Людмила  Васильевна

            *   Шегебаева        Светлана  Вячеславовна

            *   Щедрова            Любовь   Ивановна

 

 Ангарчане - члены Союза российских писателей:


             *   Кобенков        Анатолий  Иванович

           *   Корнильцев  Олег Борисович

           *   Князев  Юрий  Владимирович

           *   Просекин  Александр Ильич

           *   Фруг   Инна  Львовна

     

Работа продолжается...        


Фронтовик, писатель Алексеев Валерий Анатольевич

Журнал Призание №12, 2013 г. Материал для журнала представила Краснова В.Н.

 


К 90-летию писателя, фронтовика В.А. Алексеева

 Ангарский журнал "Признание" №16, 2013 г. с.33


Писатель, журналист В.Н.Мутин

Известный  в городе журналист, общественный  деятель, издатель, редактор городской газеты «Знамя коммунизма» Владимир Николаевич Мутин

56лет  журналистского труда газетчика, литератора, историка, горячего пропагандиста русской и советской книги. Выходец из стен Иркутского университета 1961 года, Владимир Мутин и по сей день благодарен судьбе за то, что ещё тогда, в студенческие годы, она свела его с видными людьми современности, а это писатель Валентин Распутин, драматург Александр Вампилов, поэт Андрей Румянцев, профессор Виталий Зоркин, работающий и по сей день в стенах родного университета преподаватель кафедры журналистики Игорь Петров.

Пожалуй, нет сегодня в многотысячном Ангарске человека, который бы не знал Владимира Мутина: начиная с 1960 года он – действующий журналист городской газеты «Знамя коммунизма». В 60–80-е годы прошлого столетия эта газета была лучшей по тиражу, оформлению, профессиональному исполнению газетных материалов в Иркутской области,  конечно, во многом благодаря журналисту Владимиру Мутину, который 30 лет работал в ней корреспондентом, ответственным секретарём, заместителем главного редактора. С 2003 года Владимир Николаевич вновь редактирует городскую газету «Знамя коммунизма».
За эти десятилетия Владимир Мутин написал десятки, сотни корреспонденций, репортажей, зарисовок и очерков о людях труда, о событиях города Ангарска и его великих промышленных стройках. Материалы под его фамилией появлялись во многих газетах, областных и центральных, а также в журналах «Свет над Байкалом», «Книжная торговля», «Ангара», «Волга», «Байкал», «Сибирь», «Полярная звезда», «В мире книг», «Библиофил Сибири», «Мост», «Центр Азии».

Он – автор многих собственных и редактор книг Александра Лукашина, Людмилы Соболевской, Анатолия Хотулёва, Надежды Елькиной, Николая Березенкова. Его герои были первоцелинники, фронтовики, космонавты, писатели, поэты и просто хорошие люди. Он пишет об авиации и космонавтике, о великих и малых стройках, об истории и науке России.

Празднование юбилея Владимира Мутина в Музее "Победа"

Встреча учеников школы и с ребятами литературно-краеведческого объединения "Автограф" с Владимиром Николаевичем Мутиным, которая состоялась 9 марта 2017 г.

Газета "Время" № 25 от 11 марта 2017 г.

газета "Ангарские ведомости" №11 от 15 марта 2017 г.

Газета Знамя коммунизма март, 2017 г.


Иннокентий Фёдорович Новокрещенных

     

газета "Ангарские ведомости" №18 от 1 марта 2017 г.

газета "Время" №22 от 2 марат 2017 г.

газета "Вся неделя" №28 от 12 апреля 2007 г. Очерк Марии Константиновой.

Иннокентию Фёдоровичу Новокрещенных, поэту, члену Союза писателей России, нынче исполнилось 85! Почти 60 из них он в Ангарске.

В Ангарск Иннокентий Федорович приехал после демобилизации, с Тихоокеанского флота. Работая электриком на газовом заводе АНХК, заочно учился в университете. И писал стихи. Творческой молодёжи в те годы была открыта «зеленая улица». 1959 год – 1-я конференция молодых писателей, представлена яркая плеяда молодых авторов, среди них и Новокрещенных. Молодые, красивые, они готовы были свернуть горы. Первый камень упал в 65-м, когда вышла его первая книжка в серии «Бригада». Всего-то 50 страничек небольшого формата, а энергетики хватило, чтобы стать лауреатом всесоюзного поэтического конкурса! После чего молодой поэт поверил в себя и решился на смелый поступок: ушел на «свободные хлеба».

Шли дожди. И людям
солнца было мало.
Поговаривали:
мол, природа зла.
Но сама природа в слухи
не вникала:
всё на свете опьяняла
и цвела.
И палатка протекла.
Да ради бога!
Будет утро.
Будет солнце. А пока
счастлив я, что мне
отпущено не много:
просто – тропы,
просто – воздух, облака…


На первый гонорар с великой гордостью молодой поэт покупает дочке (будущей замечательной художнице) пианино – роскошь по тем временам! А ещё отправляется в путешествие « за туманом и за запахом тайги». 60-е – это расцвет агитбригад. Новое, свободное поколение необходимо активизировать и концентрировать на главном: строительстве коммунизма! Помощь в решении этой, прямо скажем, непростой задачи партии должны были оказывать в том числе и поэты. С другом и соратником по перу Л.В. Беспрозванным И. Ф. Новокрещенных отправляется в длительное «плавание» с агитбригадой «Фильтр». По всей России путешествовал агитпоезд. Для поэта это была замечательная школа:

Последние лужи
застыли…
Да, осень!
Но ты не грусти:
мы тоже зелёные были
и тоже созрели в пути.


60-е годы для ангарских литераторов - страница яркая. Распоряжением областной власти руководителем ангарского литературного кружка, ставшего впоследствии городским литературным объединением, стал иркутский писатель В.Тычинин, а вскоре ему на смену пришёл ангарский прозаик, автор романа «Сибиряки» Чаусов. Через три года эстафету принял Е. Раппопорт, недавно приехавший из Новосибирска. Шло становление мощного литературного ядра, когда каждая изданная книга имела значительный вес и была настоящим вкладом в культуру города. Графоманам, которых и в те годы было немало, И.Новокрещенных, который консультировал литературную страницу в городской газете, отвечал:

Ты за железные стихи
корпишь-пыхтишь
устало.
А в результате пустяки -
кусок металла.
Нет, я пройду
и не взгляну.
Вот если бы ты смело
болванку вытянул
в струну,
чтобы она запела!..


Отдельная страница творчества нашего поэта – это песни. Гитара с ним, но и без неё друзья поют его стихи. Вот известный ангарский музыкант Евгений Якушенко прислонил свой дар композитора к выдоху поэта:

Есть река и острова,
а лодчонка – утлая…
Есть родная голова,
да не очень круглая.
С лицевой стороны
бородой заросшая,
отвяжись, худая жизнь,
привяжись – хорошая!


И она привязывается…
Пронзительно-душевные его стихи в любой компании слушать не устают, автор читает их мастерски! Но это внешний эффект, а глубоко в душе

Сложенную в несколько
рядов боль
я ношу иногда в самом
ближнем кармане,
как документ, который
никто
и никогда у меня
не проверял…


Откровения, признания, прощение наполнят спустя время замечательную поэтическую книгу (более 300 стр.!) под названием «Волна в изголовье». И можно было бы порадоваться за автора, если бы не одно но... Сил хватило только на 10 (десять?!) экземпляров.
К слову сказать, в настоящее время в издательстве лежит объёмная рукопись поэта, подготовленная к юбилею, и ждёт своего часа… Хочется верить, что дождется.

У меня есть крылья,
только иногда я сдаю их
в ломбард,
чтобы на недолгое время
получить взамен
спокойное семейное
счастье.

Людмила Соболевская.

 


Гаврилова Раиса Ивановна

Гаврилова (в девичестве Чугуевская) Раиса Ивановна - писатель, поэт, ветеран-химик Ангарского АНХК. Член Союза писателей России с 24 октября 2011г.

Родилась 1 сентября 1938 г. в деревне Калдага           Читинской области.

К сожалению, деревня Калдага, в которой Раиса Гаврилова прожила своё детство, уже давно стёрта с лица Земли, она исчезла, как пропали с лица земли тысячи российских сел и деревень. Наверно, на месте, где она была, заросли бурьяном некогда шумные сельские улицы. Не найдешь уже там скатанных горкой у какого-нибудь дома бревен, усевшись на которые и пуская дым от самокруток, рассуждали о текущем политическом моменте мужики, вертелась тут же возле них любопытная детвора, обсуждали свои незатейливые домашние проблемы женщины. Нет уже и тех домов, в стенах которых появлялись маленькие сибиряки.

Именно об этом месте, столь дорогом и близком писательнице, написано большинство произведений. Ангарская писательница рассказывает о людях, среди которых выросла, об их качествах, о различных ситуациях, которые когда-то происходили.
Также она работала на комбинате аппаратчиком. Творчеством Гаврилова Р.И. занялась уже после ухода на пенсию в 2002 году.

Раиса Ивановна Гаврилова ветеран-нефтехимик. Но она еще писатель, поэт и замечательный человек. Когда она читает свои рассказы, щедро подправленные простонародным юмором и лукавством, слушатели заходятся от хохота – так это талантливо. В этом году профком АНХК издал её книгу «Я к земле прикована судьбою». А московский художественно-публицистический альманах «Литературный факел» (издательство ГАЗоилПРЕСС) опубликовал её рассказы. Уходящий год принес Р.Гавриловой столичную премию за эту публикацию.

И все же та деревня не умерла. Она остается живой для каждого, кто прочитал в альманахе рассказы Раисы Ивановны. С мастерством талантливого живописца кладет она мазок за мазком на литературное полотно, и постепенно, один за другим, перед читателем появляются образы деревенских баб и мужиков, дорогих ее односельчан – красочные, живые, неповторимые, яркие. Талант этой самобытной женщины навсегда сберег их для потомков. Ее рассказы стали живым памятником деревне. И не только ей, ангарской, что красовалась некогда на берегу великой сибирской реки. Это памятник всей нашей русской деревне: и ангарской, и рязанской, и воронежской. Читаешь рассказы и смакуешь каждое слово, такое сочное, вкусное, будто ешь в летнюю жаркую пору лесную ягоду.

«Я, Тимашов Вася, родился на самый Троицын день, в том годе, когда цыганы зарезали нашу корову» – так начинает свой рассказ о себе герой миниатюры «Автобиография для поступления в члены партии». И как бы ни хотел секретарь парторганизации заставить Васю написать так, как того требует порядок, он все равно излагает все по-своему, снова и снова упоминая и о цыганах, и о зарезанной ими корове, и обо всей деревенской жизни. А иначе, в его понимании, какая же это автобиография!

Или вот из «Народного рецепта» – герой миниатюры сообщает о себе в письме: «А болесь это такова, кады дырка образуется на кишке и вся продукция, котору я истребляю, высыпается через ее помимо меня. Вот потому я такой шкилетестый. А штоба та дырка заросла, надавали мне, значится, пилюлей почти полну банку. Всяки: и желтеньки, и красиньки, и зелененьки. Моя-то грит: «Ты че, собрался все это сьись? Да у тебя не токо на двенадцатой, но и на тринадцатой кишке дырышша образуетца». Взяла и выкинула… их в ограду. Те, которые помельче были, оне сахарком помазаны, их курки склевали. На питуха пошто-то сильно подействовало. Он теперячо полностью нагишом ходит. Страшнушшой стал, упаси Восподь… Моя-то грит: «Вота любуйся. Изуродовал петушишка. Ежели бы не я, ты бы на ево месте был».

Иной человек, родившийся и проживший в деревне, от такого простодушия и наивности героев Гавриловой улыбнется доброй снисходительной улыбкой, а другой, что знает сельскую жизнь в лучшем случае по книгам и фильмам, презрительно скривив губы, промолвит что-то вроде: деревенская глушь, темнота…  Что ж, темнота-то она темнота, только вот из такой темной глухой деревни выходили великие люди земли российской – знаменитые ученые, писатели, первопроходцы, прославленные мастера искусств и космонавты. Об этом замечательный рассказ Гавриловой «Мечта» («ЛФ», № 20). Мальчик Ваня, впервые увидевший севший в поле за деревенской околицей самолет, стал буквально бредить авиацией, и когда, годы спустя он, уже будучи юношей, уехал в город и выслал домой первую свою фотографию в летной форме, мужики в деревне, собравшись, решили, что большим человеком стал Ванька, «видать, поболе, чем председатель колхоза». А председатель – это ведь голова…

Книги Раисы Ивановны:

Гаврилова, Р.И.

Кто-то помнит о тебе: Рассказы. - Ангарск: Просторы, 2003.- 48 с.

Тираж 250 экз.

Гаврилова, Р.И.

Стихи в зелёной косынке: Сборник стихотворений.- Ангарск, Фонд поддержки социальных и благотворительных программ, 2004. - 40 с.

Тираж 250 экз.

Третья книга Раисы Ивановны:

Я к земле прикована судьбою: стихи и рассказы.- Иркутск: Папирус, 2008.- 288 с.

Тираж 500 экз.

Гаврилова, Р.И.

На краю тишины: повесть, стихи, рассказы.- Иркутск: Папирус, 2013.- 160 с.

Журнал Признание 2011 г.,№ 4

Признание 2011, №4, с.28-29.

ж.Признание 2011 г. №1, с.18

Встреча с писательницей Гавриловой Раисой Ивановной в литературной гостиной "Вдохновение"

3 марта 2016 г.

«Малая Родина моя – Забайкалье», где родилась  я 1 сентября 1938 года, село Калдага, Газ-заводской район, Читинскойобласти.

"...Для кого-то мой край ковыль степной да мелкосопочник.             Для меня же цветущий луг с пьянящим запахом трав и чистыми родниками. Мой милый край, берёзовые дали, черёмухи цветущей кружева,   всё из чего года меня соткали,                         уверена, судьба была права. Пусть детство и юность мои были не такими тёплыми и сытными, но тот отрезок жизни, тот малый  уголок России навсегда останется со мной. В Ангарск приехала в 1959 году, работала на Нефтехимическом комбинате аппаратчицей. Писать стала неожиданно для себя уже выйдя  на пенсию».

Мы долго ждали эту интересную встречу!

 

 


Поэзия Гавриловой Раисы Ивановны

Гаврилова (Чугуевская) Раиса Ивановна


               ***

Там, где месяц спит на гряде капустной,
Там, где небо с сопками срослось,
В маленькой деревне захолустной,
В тихом доме детство заждалось.

Ждет в полях созревшая пшеница,
Будто море желтое шумит.
Осень – ярко-огненная птица –
Тихо над водой его летит.

Там моя полоска не дожата,
У дороги, где сосновый лес.
Наклонился колос виновато,
Пот и слезы пробуя на вес.

Старый конь с потертою спиною
В табуне за речкой ждет меня.
Он и я, с прожитою судьбою,
К дому подойдем на склоне дня.

- Здравствуй, детство, вот я и вернулась,
И на том же розовом коне.
Только детство грустно улыбнулось:
- Крылья опалила ты в огне.

                 ***

Не любила, а только влюблялась.
Просидела царевной в окне.
Половинка моя затерялась.
Где ты, принц мой на белом коне?

Ожидала: вот – вот постучится.
Дверь открою, впущу на порог,
Запоздалого счастья Жар – птица
Перепутала, видимо, срок.

Потеряла перо золотое,
Что в народе любовью зовут.
Не разгадано чувство земное,
Сквозь огонь за которым идут.

Белый конь, разбивая копыта,
Вольным ветром летел по земле.
Было утро. Окно приоткрыто.
Только не было принца в седле.

                ***

Я однажды сбегу. Ну и пусть
Мне вдогонку кричат: «Чумовая!»
Я с ветрами в деревню ворвусь,
Запах вереска жадно вдыхая.
В доме печь растоплю, а дрова
Нарублю из березы упавшей.
К нам придет тётка Дуня, вдова,
И расскажет о муже пропавшем.

На лежанке под старенькой шубой
Буду слушать и знать наперед,
Как однажды с компанией шумной
От родных он её украдёт.
В позолоченной ночи из мрака
Промелькнёт чья-то тень на стене,
Деревенский красавец-гуляка
Померещится мне в полусне.
Он пройдёт по весеннему лугу,
Закатив до коленей штаны –
Шар земной развернётся по кругу,
Будто не было в мире войны.
Ветки росной черёмухи белой
Ранним утром он ей принесёт:
- это ветер рукой леденелой
В ваши окна снежинками бьёт!

Кто-то скажет: «Она же блажная!»
(Боль души не дано разгадать)
Плачет Дуня, войну проклиная…
Продолжает любимого ждать.

                       ***

Умирает дом мой. Так уж вышло.
Пусто в нём, и некому встречать.
Но цветёт черёмуха так пышно:
Ни ствола, ни веток не видать.
Удивленно говорит соседка:
- То ль на радость, то ли на беду:
У забора, где стоит беседка,
Кто0то поливает куст в саду.

Кто-то ходит ночью и вздыхает,
Двери прикрывая за собой.
И, крестясь, соседка уверяет:
- В дом приходит женщина весной.

В белом платье, а в руках лампада.
Тихо шепчет: «Боже, сохрани.
Где бы не бродили наши чада,
Их к порогу отчему верни».

Снова в детство двери открываю,
Ветром лепестки цветов метёт.
Бред соседки нашей понимаю:
За окном черёмуха цветёт.

                 ***

Властители мыслей, властители снов,
Безжалостны вы и прекрасны.
Таинственной кистью немых ведунов
На сером рисуете красным.
Обучены сердцем – без слов говорить,

Двулико в душе поселиться.
Рисуя на чёрном, способны убить;
На белом – по детски резвиться.

            ***

Отгорело, прошло. Тихо боль улеглась.
Обжигая тебя – я сама обожглась.
Говорят мудрецы:
- Не играйте с огнём!
Мера блага и зла Богом вложены в нём.

Раздували огонь, чтобы ярче пылать,
А, сгорая дотла, возрождались опять.
От сближенья сердец – то ли явь, то ли сон,
То ли ворона крик, то ли свадебный звон.

Улетает дымком наших встреч аромат.
В чём-то я не права, в чём-то ты виноват.
Убираю с души прежней жизни нагар.
Если тлеет огонь - значит, будет пожар.

 

 

 


О Захаровой Вере Геннадьевне

   Журнал "Признание" №16, 2013 г. с.32


Фронтовик, писатель, летописец Ангарска Михаил Ефимович Шаганский

Михаил Ефимович Шаганский родился 17 июня 1917 года. Окончил военное училище, служил в артиллерийских частях, воевал на Северо-Западном фронте. С июля 1941 года его батарея выходила на прямую наводку по немецким танкам…  М.Е.Шаганский награждён орденами Красной Звезды, орденом Великой Отечественной войны и многими другими боевыми наградами.

В послевоенные годы - служба в Забайкальском военном округе. Выполнял интернациональный долг в Монгольской народной республике и в Корейской народной республике.

В звании подполковника в отставке Михаил Ефимович приехал в Ангарск: был корреспондентом «Восточно-Сибирской правды», с июля 1960 г. начал работать в редакции Ангарской городской газеты «Знамя коммунизма». 18 лет ангарский читатель встречал на страницах газеты статьи, очерки о людях Ангарска подписанные «М. Шаганский».

Дотошность, точность, глубокое знание предмета, о котором он собирался рассказать,- эти черты его характера помогали в нелёгком труде газетчика. Он был непоседлив в добром смысле слова: едва забрезжила на берегах Лены марковская нефть, с первой группой иркутских журналистов ринулся к нефтяникам. «Тайна сибирского клада», «»Бомбардировщики идут за нефтью», «Аргонавты кембрийского моря»- эти очерки стали итогом его поездки и изучения истории «кембрийской» нефти и подвига нефтедобытчиков Сибири.

Становление орденоносного Ангарска, крупнейших его предприятий и заводов, судьбы людские, ветераны войны и труда – всё это легло страницами книг Михаила Шаганского: «Ангарск: годы, люди», «Ангарский вариант», «Поезд дальнего следования», «Ждите нас перед рассветом».

До последнего часа Михаил Ефимович не выпускал из рук пера, продолжая рассказ о своих главных героях- ветеранах Великой  войны, отдавших жизнь за Отчизну.

Многие годы М.Е.Шаганский руководил Ангарским литературным объединением при городской газете, при его участии окреп талант многих начинающих прозаиков и поэтов, а само  литературное объединение стало лауреатом премии имени Иосифа Уткина (участников ВОВ, поэта Иркутска).

Ушёл из жизни на больничной кровати  30 июля 1985 г.


О писателях

МОУ ДОД Дворец творчества детей и молодежи

Городская научно-практическая конференция историко-литературная

«Светлое слово»

 

 

 

 

 

 

Реферат на тему:

«Летописец Ангарска  Шаганский

Михаил Ефимович»

 

 

Выполнили:

кружковцы литературно-краеведческого

объединения «Автограф»

Семёнов Геннадий – 8 класс

Игнатьев Ярослав – 8 класс

 

 Руководитель:

педагог доп.образования

Краснова Вера Николаевна

 

 

 

Ангарск, 2006 г.

 

ВСТУПЛЕНИЕ:   ЛЮДИ  ПОД  ЗВЁЗДАМИ.

 

Именно так начал свой рассказ Владимир Николаевич Мутин, бывший коллега по редакции газеты «Знамя коммунизма» (ныне газета «Время»).

«Я не постесняюсь этого высокого слова – Летописец Ангарска.

Имя его Шаганский. Михаил Ефимович приехал в Ангарск после военной службы в год, когда Никита Сергеевич Хрущёв подписал Закон о сокращении Вооружённых сил страны на более чем миллион человек, им, офицерам, от лейтенантов до полковников, отдавшим, считай, годы и годы жизни служению Армии, прошедших войну с Германией, Японией, повоевавшим в Корее,  а на гражданке - ничего почти не умеющим, надо было начинать всё заново…

Фотографом начинал свой творческий путь Михаил Шаганский в 1959 году, когда ему было уже за сорок. Печатался в газете «Восточно-Сибирская правда», давал фотоиллюстрации для самой первой книжки об Ангарске, написанной В.Тычининым.

 В июле 1960 года пришёл на работу в редакцию «Знамя коммунизма» в должности заведующего партийным отделом (он был коммунистом), затем стал заместителем редактора, 18 лет верой и правдой служил своим, оттачиваемым с годами, пером Ангарску.

«Говорят, что у каждого города, как у человека, своя судьба. Иные, как люди, живут и умирают, оставив после себя недобрую славу. Другие, пережив бури изменчивых времён, стоят на земле, угрюмо глядя в своё будущее.

Есть города, что, сбросив время прожитых лет, обрели вторую молодость.

Ангарск же только начинает свой путь в прекрасное будущее. И в нём судьбы людей и самого города оказались в особо прочной связи: люди поднимали город, добывали ему громкую славу, а город настойчиво и смело гранил и чеканил людские характеры и судьбы» - в 1982 году напишет Михаил Шаганский в своей книге «Ангарск, годы, люди»»

Документально-художественная книга вобрала в себя предысторию и историю становления города в междуречье Китоя и Ангары.

Из книги М.Шаганского: «В канун 25-летия управления строительства, когда собрались в Ангарск многие из стоявших у его начала, я долго выпытывал у Инночкина и Станишевского, а они долго вспоминали, но так и не смогли припомнить, кто первым сказал: «Ангарск». Сказал буднично и просто, как о давно известном. Да, так оно, пожалуй, и было: имя Ангарск бытовало среди строителей города.

-Стали мы снова прикидывать, как звучит это имя на слух, чуть ли не на цвет и вкус пробовали, - рассказывал Станишевский, - но лучшего придумать не могли. И потому единодушно приняли – быть городу Ангарском. А его жители зваться ангарчанами!

Так неожиданно пришло из первых пятилеток имя города – Ангарск - города, который собирались построить ещё в 30-ые годы».

Многое из того, что сообщил в своих очерках, статьях журналист Шаганский, через годы, когда он уже ушёл из газеты, стало страницами книги.

Люди под трудовыми звёздами – Герои социалистического труда, первостроители, строители и нефтехимики 60 – 70-х  годов, ордена и Красные знамёна коллективам города, люди о которых поистине гремела пресса области и страны, у которых учились созидать строители городов Братска, Саянска, Усть-Илимска, Шелехова, Байкальска – подвигом своим запечатлены на страницах книги «Ангарск: годы, люди».

Михаил Ефимович большой книжник, собравший великолепную библиотеку, в основе которой, и центром, были издания о Советской Армии и армиях враждебных и дружеских стран, энциклопедии и словари, книги, подаренные Шаганскому иркутскими, ленинградскими, московскими писателями и поэтами. Он был членом Правления городской организации Общества книголюбов.

Руководитель Ангарского литературного Объединения. Журналист, идеи создания тематических, праздничных номеров «Знамя коммунизма» воплощались всеми газетчиками городской газеты.

Шаганский М.Е. – писатель, для которого первейшим гражданским долгом было запечатлеть в художественных или документальных образах подвиг  народа в войне.

Первым освоением в художественной форме военной темы для Михаила Шаганского была документально-художественная повесть, написанная совместно с Анатолием Семёновым, - «Солдат всегда солдат» - об ангарчанине Михаиле Чалове, участнике бельгийского сопротивления фашистам, командире отряда Русской партизанской бригады « За Родину».

Затем публикации больших очерков об открытии Марковской нефти «Бомбардировщики идут за нефтью» ( в журнале» Байкал)», «Аргонавты кембрийского моря»,  документальные повести о боях на полуострове Даманском «Подвиг на Уссури», «Ангарское притяжение», «Ангарский вариант» - о людях электромеханического завода. Публикации в сборнике иркутских писателей о войне «Солдаты победы» и о героях соц.труда «Сибирский характер», составленный бывшим зам.редактора газеты «Знамя коммунизма» Вайнером Романом Моисеевичем – всё это  были подступами журналиста Михаила Шаганского к самой важной для его литературного восхождения книге «Ждите нас перед рассветом».

К сорокалетию Победы Иркутское издательство выпустило в свет книгу-исповедь М.Шаганского «Поезд дальнего следования».

Главный герой книги – сам автор. Вместе с поэтом Анатолием Ивановичем Кобенковым он едет в гости к писателям города – побратима Иркутска – в округ Карл-Маркс-штадт в ГДР.

«Поездные наши беседы и те, что потом продолжались поздними вечерами, когда заканчивались встречи и дневные путешествия по ГДР, не могли быть хронологически последовательны, - пишет М.Шаганский, - чаще всего возникали они по самым случайным и неожиданным поводам. Но неизменно давали толчок к размышлению- сопоставлению и связи давних лет с настоящим…»

Именно этими неожиданными поводами определена композиция повести. Здесь и размышления о советской военной художественной литературе (зарисовки о жизни и работе писателей ГДР).

Но, пожалуй, самое важное в  повести «Поезд дальнего следования»- восстановление событий, первых боёв с захватчиками, воспоминания о бойцах-артиллеристах, с которыми автору приходилось, в дни войны, выходить на прямую наводку по танкам гитлеровцев.

«-Дистанция 400 метров…- голос Титова возвращает к главному, что предстоит,- 350…

- По головному…Прицел постоянный. Огонь!- командует Филатов. Хлёсткий выстрел бьёт по ушам. Второй, третий. Сразу вспыхивает два танка, через выстрел ещё один, Немцы обнаруживаю огневую…»

Фрагментарность повествования, раздумья о прошлом, обращенья к читателю, искренность разговоров прозаика и поэта о немецкой культуре, драмах Шиллера, стихах Гёте- книга эта, маленький памятник солдатам, прошедшими дорогами войны до Берлина и возродившими Великую Страну от ран.

-У каждого из нас – воевавших - при всей общности судьбы на всенародной войне была и своя война, со своей дорогой к Победе. Мы шли к ней – одной из всех - каждый через свой Сталинград и свою Курскую дугу, хотя назывались они по-разному, и пришли совсем на другие места и дни этой нескончаемо долгой войны.

Но ничего из пережитого мы не забыли. Скорее, отдаляясь, минувшее воспринимается острее… - пишет М.Шаганский.

…Утром экспресс Берлин-Москва оставил перрон Восточного вокзала.

-Я никогда не думал и, говорили мне, - не верил, что можно так быстро соскучиться по Родине, - облегчённо вздохнул Кобенков. – Теперь домой…

В пути нас встретил дождь - счастливая примета возвращения».

Книги об Ангарске, очерки в газете «Знамя  коммунизма», в журнале «Сибирь», документальная повесть «Ангарский вариант»- ступенька к художественному произведению, с которым, когда бы теперь ни заходила беседа, о творчестве ангарских литераторов, навсегда связана с памятью о Михаиле Ефимовиче Шаганском.

Его книга о подвигах разведчиков из героев имеет своих прототипов. Один из них (в повести он назван Романом Зубовым) жил и работал в Ангарске. В других образах соединены черты характеров, работа и подвиги разведчиков, артиллеристов, с которыми столкнула фронтовая судьба Михаила Шаганского. Автор – ветеран войны, подполковник запаса, с первых часов вступивший со своей батареей в бой с танками гитлеровцев. Давние незабываемые годы, люди, бои в основе повести «Ждите нас перед рассветом» Иркутск, 1977 г.

«Скорее всего, сработала память, мгновенно вырвав из прошлого те месяцы до первого ранения, когда он служил в противотанковой батарее. Только у пушки, как лётчик в самолёте, артиллерист чувствует ту спокойную уверенность, которая позволяет ему выйти из самых трудных положений»,- так может сказать только тот, кто прошёл военную школу, кто знал, что такое солдатский пот и труд.

Точных, художественно ёмких страниц в повести можно прочитать много.

Одна из них – эпизод танковой атаки немцев. К ней каждый солдат готовился, не ожидая ни похвал, ни орденов, ни громких слов о долге и необходимости выстоять и выдержать, превратить бронированных  «тигров» и «пантер» в дымящиеся костры.

 На протяжении повести, читатель несколько раз будет размышлять над судьбами артиллеристов, отмечать торопливую, незримую в темноте окопную работу пехотинца, вглядываться в карту Штаба дивизии, кода нарастает тревога ожидания нового удара со стороны врага и надо вместе с героями повести  предугадать остриё этого клина, волноваться за разведчиков, когда они уходят через нейтралку, под  перехлёст пулемётных слепых очередей, под мертвенный свет ракет.

С нетерпением следит читатель за подготовкой  к поиску разведчиков, которые с перебранками, с подначиванием друг над другом готовятся как будто не к предстоящим боям,  а к будничной привычной работе. Из повести узнаёшь, как работали разведчики: «От ленивого, вечно ворчащего на ходьбу и обожающего «спальное положение» ефрейтора Белова не осталось ни следа. Работал мастер – ловкий, быстрый, точно знающий, как поступить не вообще, а именно в эти конкретные мгновения». Мастеровитость своих героев все время будет подчеркивать М. Шаганский в своем Алексее Гордееве, Валентине Белове, Василии Сметанине, Косте Точилине, Борисе Балкове. На гражданке когда-то давно уже, как говорят разведчики, два года прошло с тех пор, все они были люди невоенные, и вряд ли думали, что станут солдатами. В одну из предпоисковых ночей, полную звезд и звонкого стрекота цикад, горького запаха полыни, выпала минутка откровенного разговора Лешки Гордеева и Кости Точилина. Мы узнаем, что Костя был музыкантом, а Лешка – чего только не успел за свои четверть века: был токарем, грузчиком, моряком в Одесском порту, даже в матросах покрасовался, хотел быть писателем. А остался солдатом. Разведчиком.

« - О талантах после войны поговорим.

   - Оно бы не худо…»

До конца войны оставалось после их разговора еще шестьсот дней войны. В этом разговоре видится идейно-нравственная основа повести М. Шаганского: русский человек, где бы он ни был по зову Родины, становится талантом – и на колхозном поле, и у станка, или в цехах завода, или на поле брани. Как наставники, они учат своему искусству мальчишку, сыну полка, сбежавшего от отца с матерью на фронт, - Ромку Зубова. Они учат понимать и побеждать опасность. «В разведке своя мерка людям. Тут храбрость, изворотливость, ловкость разумеются сами собой, как, например, у настоящего слесаря чутье на металл и мастерское владение напильником. Весь вопрос в том, как ты этой храбростью распорядишься, готов ли, не щадя себя, выручать товарища в крутую минуту без лишних слов взять себе самое трудное…»

За три месяца Ромка становится опытным разведчиком и однажды принимает огонь гитлеровцев на себя, чтобы спасти и своих ребят, и фрица, которого они тащат на себе в дивизию. «Он хлестал одной беспрерывной очередью, не слыша и не ощущая ничего, кроме яростной дрожи автомата.

Взрыва гранаты он не услышал, да и не мог услышать – вспышка пламени мгновенно оборвало сознание. Осталось только ощущение бесконечного падения беспросветную мглу. Но вот падение замедлилось. Откуда-то пробился к нему колючий лучик, заставивший открыть глаза. Прямо над ним сияли белым пронзительным светом августовские звезды, а на встречу им земля бросала оранжевые всплески разрывов».

Образы Ромки Зубовы, Лешки Гордеева – мечтателя и думателя, Вальки Белова – шутника и балагура, бывшего садовода, а теперь настоящего солдата – удача повести. За их подначиваниями и подкавырками друг над другом, показной бесшабашностью и удалью стоит глубокая фронтовая дружба.

Поисков в повести несколько: захват группой Сметанина немецкого инженера Румке – строителя оборонительного вала по Днепру, поимка мотоциклиста «дедовским манерам» - проволокой над дорогой. И на конец – последний подвиг разведчиков лейтенанта Листопада.

 Случайно или нет, но вот казалось бы, странность: фронтовые разведчики у писателей – фронтовиков получают имена, близкие героям Э. Казакевича из его «Звезды». В «Звезде» он – Травкин. У М. Шаганского – Листопад. В повести И. Акимова «Баллада об ушедших на задания» главный герой капитан Сад. В романе В.Карпова «Взять живым» - Василий Ромашкин. Думается, подспудно здесь сказывалось влияние одного их самых первых произведений о фронтовых поисковиках книги Э. Казакевича, где действуют, заметьте, Травкин – самый земной, Аниканов – Аника – воин, Голубь.

Человек против войны, даже если он профессионал, военный. Земля, мир и человек – неразделимое целое, и за это борются герои повести, о героях войны.

« - Война… - процедил Шепелев, прижав ладонью пачку писем. – А как им понять, если в каждом полное крушение жизни? Знаешь, я всех к Отечественной представил. Один у нас орден, что семье вручают. И детям и внукам видно будет, за что солдат остался в земле лежать. И победа придет, поглядят на орден и скажут: вот и наша в ней доля» - говорит М. Шаганский в повести, размышляя о пройденном пути своих героев.

 

 

 

 

 


РЕФЕРАТ: « ЗАГАДКА ТВОРЧЕСКОГО УСПЕХА»

                          Управление образования администрации АМО

                          Муниципальное образовательное учреждение

                          дополнительного образования детей

                       «Дворец творчества детей и молодёжи»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                РЕФЕРАТ: « ЗАГАДКА ТВОРЧЕСКОГО УСПЕХА»                                                       

                О творчестве ангарского писателя И.Н.Корниенко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                Выполнили:

                                                                         Учащиеся старших классов  

                                                                        литературно- краеведческого                   

                                                                       Объединения  «Автограф» ДТДиМ

                                                                            Нагаева         Юлия

                                                                            Раимбекова   Ирина

                                                                            Семёнов        Геннадий

                                                                             Руководитель:

                                                                             педагог дополнительного

                                                                             образования  ДТДиМ

                                                                             Краснова Вера Николаевна

 

 

 

 

 

 

 

                                                                      г. Ангарск, 2009 г.

 

 

                                  

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ  РЕФЕРАТА

 

 Цель  написания реферата:

 

В литературном объединении «Автограф»  мы собираем исторические, литературные, мемуарные материалы  наших ангарских писателей, краеведов, журналистов, историков. Ангарск молодой город, но он имеет немалое литературное наследие.Нам интересны  судьбы, творчество писателей. По школьной программе, мы знакомимся с классической русской литературой России.  Живя в Ангарске, мы мало знаем, читаем произведения своих литераторов, совсем ничего не знаем о них.

Наша задача: собрать, прочитать, знать, как можно больше литературного,

биографического материала о писателях Ангарска.

    ПЛАН  РЕФЕРАТА:

   1.  Вступление:    ВЫБОР  СДЕЛАН.

   2. Основная часть: ИСТОРИЯ  ТВОРЧЕСКОГО  УСПЕХА

   3.  Заключительная часть:  ЗАСЛУЖЕННЫЕ НАГРАДЫ ИГОРЯ

 

   1.  1                ВСТУПЛЕНИЕ:    ВЫБОР  СДЕЛАН.

 

«Знаете, что такое детство? Это время, не подвластное смерти. Вечность. И, кажется, отобрать этого невозможно. Ни у кого это не получится. Как можно похитить вечность?.. Детство?..

Дом, где я родился, всегда представлялся мне живым. А он жил- дышал, стонал, гудел морозными зимними ночами. Дремал, сопя и улюлюкая знойным июньским днем. Дом разговаривал. Бабушка, бывает, сядет у печки вязать и зашепчет, и дом затихает, прислушиваясь к шёпоту старушки, только гудит огонь и мурлыкает кот Васька. Со мной дом тоже нет-нет, да заговорит. Полезешь, к примеру, на чердак, а он бах-трах-и перед самым носом дверцу захлопнет: «Нечего тебе там делать», значит.

Или вот поздней ночью, когда ветер воет в печной трубе и снег стучит в окна, дом напускает свои волшебные чары: песней сверчка, мурлыканьем кота, похрапыванием отца… и уже нисколечко не страшно, и вот уже клонит в сон, и впереди ночь, полная сладких чудесных снов. Он всегда знает, что нужно домашним, когда обогреть, чтоб никто не простыл, когда освежить комнаты блаженной прохладой. У дома есть глаза и уши, он всё знает и может. Мой дом- моя крепость. За ним ничего не страшно…

У нас была большая библиотека, ещё от прадеда…

…Я рано научился читать и понял, что с книжкой можно жить другой жизнью, не той, что за дверью. Рано понял и то, что рано или поздно, а придётся захлопнуть книгу (не всегда дочитав до конца) и открыть дверь. Сделать шаг в жизнь.

 Война между двумя народами, двумя национальностями за клочок земли перевернула всё с ног на голову. Соседи – враги, близкие – далёкие… Тогда в двенадцать я впервые узнал, что означает бежать. И что это такое быть беженцем…» (отрывок из рассказа: «Желаю счастья, здоровья, долгих лет жизни и  Царствия небесного»- И.Корниенко)

С нежным тёплым чувством, Игорь Корниенко, вспоминает свой отчий дом,

свою Родину, где он родился и вырос. Родился Игорь в городе Баку (республика Азербайджан),

14 ноября 1978 года.

Из-за событий в Нагорном Карабахе, вынужден был вместе с родителями уехать.

Ему было в то время 15 лет. С 1994 года семья Корниенко проживает в Ангарске.

Рассказы и стихи начал писать с 11 лет. Сохранился первый рассказ (благодаря маме), назывался он «Страна инопланетянов-88».В этой стране космические корабли строили на заводе имени Ленина - из рассказа И. Корниенко.

По признанию Игоря, чудом сохранившийся рассказ, до сих пор хранится у него в рамке под стеклом, как напоминание, о сделанном, давным-давно, выборе в его жизни.

Как и многие мальчишки восьмидесятых годов прошлого века, Игорь увлекался фантастикой, зачитывался книгами Рэя Брэдбери, Клиффорда Саймака, Стивена Кинга. Постепенно пробы пера сошли на мистический лад.

 «В 1999 году я на некоторое время вернулся в Азербайджан. Родной дом, тётя продала. Бабушку взяла к себе, которая через месяц и умерла…

…Разлетелись вдребезги стёкла, статуэтки, картины, книги, детство… Дома больше нет.

Детство осталось там, под завалами разрушенного дома. Детство, а значит, и вечность. Знаете ведь, что такое детство?

Это время, не подвластное смерти…» (отрывок из рассказа: «Желаю счастья, здоровья, долгих лет жизни и  Царствия небесного»- И. Корниенко).

И вот тогда, на Родине, испытал…это можно назвать озарением. На бумаге воплотилась «Пятиминутная трагедия», рассказы «Убить мымру» и «Ранения». Неожиданно я почувствовал, понял свой стиль. Мне посчастливилось обрести собственный слог в юности. Многие писатели ищут его всю жизнь». Звучит самоуверенно, только произведения И.Н.Корниенко не спутаешь с кем-либо ещё. Это признали и мэтры российской литературы.

 2. Основная часть:   ИСТОРИЯ  ТВОРЧЕСКОГО  УСПЕХА

 Многим ангарчанам, Корниенко И. стал известен несколько лет назад, когда его как журналиста и писателя «открыла» газета «Ангарские новости».

 В 2002 году Игорь стал лауреатом городской конференции «Молодость. Творчество. Современность» в номинации проза и драматургия.

 Хочется отметить, что появление нового писателя в провинции – редкость, у нас гораздо больше поэтов.

Путь же прозаика тернист – это путь раздумий, напряжённой работы мысли, путь философии. Очень немногие молодые люди рискуют обращаться к этому трудному и часто неблагодарному занятию.

 Игорь Корниенко опубликовал  свои первые  рассказы в газете «Ангарские новости», заявив о себе, как о серьёзном, размышляющем человеке, его короткие рассказы-новеллы навеяны философскими мыслями и необычностью образов. В них присутствуют, зрелость мысли и глубина сюжетов.

Ангарское литературное объединение встретило нового писателя осторожным гостеприимством. Молодой автор сражал своей дикой энергией и плодовитостью.

Он пишет по рассказу в неделю. Каждый новый рассказ – выстрел в литературу.

«Слёзы крысы», «Безраздельная любовь», «Бомба для него», «Ранение», «Атомная мама» и др. стали открытием в прямом смысле слова. Рассказом «Атомная мама» был открыт уникальный проект на страницах еженедельника

«Подробности»: «Дебют плюс», идея создания и координатором этого проекта принадлежит Игорю Корниенко.

Уникальность литературного проекта в том, что он объединил корифеев литературы и начинающих авторов. «Дебют плюс» дублируется на телевизионном канале ТРК «Ангарск».

За эти годы существования проекта было открыто не мало имён. Прошли конкурсы, награждены достойные авторы.

«Дебют плюс» единственный проект, в Иркутской области сотрудничающий с литературными проектами России и таких стран, как Германия, Финляндия, США.

Корниенко И. понадобилось не мало лет терпения, настойчивости, таланта, чтобы убедить редакторов городских газет в необходимости литературной странички.

В еженедельник приходят сотни писем от пишущей молодёжи Иркутской области, Улан-Удэ, Саха-Якутска, Москвы, Кургана, Хельсинки, Вашингтона…

Популярность «Дебюта» растёт.

Игроь Корниенко представлял свой проект в Москве. Ангарчан оценили столичные критики. Оценка была корректной и положительной. Самого Игоря оценили знаменитые мастера слова. Его пригласили на 4-й форум молодых писателей России в Москву, пансионат «Липки»

 В  2004 году на Четвёртом форуме молодых писателей, Олег Павлов, лауреат премии «Букер», признал, что Корниенко своими рассказами помогает совершенно по-новому осмыслить многие вещи, являющиеся частью этого мира, в том числе Священное писание.

Рассказы И. Корниенко «Бери и помни», «Памятник Гитлеру», «И зацветёт миндаль» произвели на слушателей форума ошеломляющий эффект.

 Четвёртый форум открыл молодому автору новые горизонты.

В членах жюри, оценивающих произведения Корниенко И., были знаменитые писатели и критики: Аксёнов Василий, Гранин Даниил, Искандер Фазиль, Познер Владимир, Радзинский Эдвард, Казакова Римма, Алексиевич Светлана.

На форум было заявлено 15 рассказов Корниенко И.

Юрий Мамлеев определил новое направление в литературе, как метафизический реализм, который предполагает описание скрытых, непознанных ещё сторон человеческой души и мира с расширением границ реальности до предельных возможностей разума.

 После четвёртого форума последовали рад публикаций в престижных Интернет-журналах: «Пролог», «Точка зрения», «Литературный Интернет. Избранное», «Имена любви», «Побег».

 Рецензии на творчество Корниенко И. пестрят эпитетами: необыкновенный, талантливый, яркий, шокирующий, выдающийся.

 2005 год:

 Летом 2005 годы молодого писателя пригласили на Всероссийский семинар молодых литераторов «Очарованные словом».

Семинар проходил в городе Красноярске. Игорь познакомился с известным писателем Евгением Поповым.

Евгений Попов- член жюри современных литературных конкурсов «Букер» и «Дебют»,  на одном из круглых столов Пятого форума молодых писателей России (который прошёл в Подмосковье в канун премии «Золотое перо Руси») назвал прозу Игоря Корниенко высокоинтеллектуальной, богатой яркостью форм.

В Москве, в Центральном доме литераторов, 21 октября 2005 г. состоялась торжественная  церемония вручения национальных литературных премий «Золотое перо Руси», Игорь получил награду «Золотое перо Руси» (ювелирное изделие!)

В результате Игорь Корниенко – первый и пока единственный представитель Иркутской области, получивший столь высокое признание. Лауреат конкурса Игорь Корниенко получил за высокое художественное мастерство в рассказе «Воздушный поцелуй».

«Золотой» рассказ «Воздушный поцелуй» Корниенко И.(несколько часов из жизни человека) написан в новаторском стиле, как и другие его рассказы.

Писатель любит играть формой, словами, персонажами.

«Воздушный поцелуй»- это история одного дня из жизни бедного художника, расписанная чуть ли не посекундно. Это рассказ о чуде – имя, которому ЛЮБОВЬ. Любовь всё изменяет, любовь всё преображает, воскрешает и обожествляет…

 Рассказ Игоря К.  «Жаркое из Феникса»- рассказ- притча, пророчество.

Здесь в каждом предложении- цитата, крылатая фраза. К примеру: «Прошлое не умирает…», «с деньгами лучше жизнь не станет…», «для кого-то закат- это рассвет…»

Рассказ о России и про Россию.

Рассказ вселяет надежду, веру в то, что Золотое время России впереди.

У  Корниенко И. много произведений пропитанных верой в человека, в человеческую душу, в лучшую жизнь, в чудо.

Его рассказы «Чудо о колокольчике», «Запчасть  к мечте», «Ухо Ван Гога»,

«Бери и помни», «Идут облака» все они навеяны чудом, чудесах о человеке,

его памяти, его жизненных устоях, его кредо жить и быть, здесь и потом, там, в той жизни…

Игорь талантлив! Он пишет стихи, картины в стиле сюрреализма, метафизики, графики, работы выполнены маслом, акварелью.

21 октября 2005 года на закрытие пятого форума молодых писателей, Игорь является участником мастер-класса «толстого» литературного журнала «День и ночь», его творчество было ярким открытием года.

Рассказы «Памятник Гитлеру», «Бери и помни», «Крещение кукушки» решено

было опубликовать в журнале «День и ночь».

Сейчас он выдвинут на соискание государственной стипендии Министерства культуры России, как талантливый молодой литератор.

В 2005 г. Корниенко И. работал внештатным сотрудником рекламно-информационного отдела ОАО АУС (газета «Подробности»). Должность ответственного секретаря не мешает ему быть координатором единственной в городе литературной странички «Дебют плюс».

 2006 год:

В шестой раз в подмосковном пансионате «Липки» прошёл форум молодых писателей России.

В третий раз представителем от Иркутской области был наш Игорь Корниенко, писатель и координатор проекта «Дебют плюс».

В этом году Игорь принимал участие в форуме в новом амплуа драматурга.

Известные читателям страницы  «Дебют» рассказы Игоря «Лондон и Сахара», «Памятник Гитлеру» теперь «перекачивали» на сцену.

В планах у Корниенко И.: - Расти. Совершенствоваться. Я не пишу рассказы- рассказы пишут меня. Они живые. Живей живых.

В журнале Бориса Стругатского «ПолденьХХI век», знаменитый фантаст выбрал для публикации постбиблейскую притчу «Инструкция по применению».

Далее подборка из шести рассказов в литературном журнале «День и ночь»: (Прокисшее молоко, Задвижка, …И зацветёт миндаль, Памятник Гитлеру, Бери и помни, Крещение  кукушки).  Игорь Николаевич работает над созданием своего театра-будущего «Победить море». Игоря, как драматурга, хорошо знают посетители его интернет-страниц.

Игорь принимал участие на конкурсах молодых драматургов «Евразия» и «Премьера».  Пьесы Корниенко И. затягивают своей новизной и остротой. Некоторые пьесы написаны по собственным рассказам, пьеса «Лондон и Сахара»- это пьеса для двух голосов. Здесь Игорь соединяет театр и телевидение. На сцене вместо привычных героев – телевизионный экран-монитор.

Пьеса «Человечина»- жестокая, справедливая постановка. Что есть человек и как близок он к животному миру? Насколько тонка гарнь между человечностью и звериным инстинктом? Это лишь несколько актуальных вопросов, на которые автор даёт ответ. И ответ пугает своей реальностью, прямотой, истиной.

Сценарная работа писателя «Платье, или естественный отбор»- интересная  работа, написанная в форме киносценария. Все пьесы автора необыкновенны по строению и сюжетам.

Ранняя пьеса «Тушенка для Бога» о нелёгких отношениях «отцов и детей» и не менее тяжёлом поиске Бога. Бога в себе, Бога на небе, Бога в банке из под тушенки…

Игорь пишет серьёзные и страшные истории. Он никого не учит, но …после прочтения этих рассказов, мы посмотрим на мир и на окружающих людей иначе.

 3. Заключение:  Заслуженные награды Игоря:

 Игорь Корниенко обладатель премии имени В.П.Астафьева в номинации «проза» за 2006 г.

Обладатель национальной премии России «Золотое перо Руси».

Участник всероссийского семинара молодых литераторов «Очарованные словом» (г.Красноярск).

Участник 4-го,5-го, 6-го и 7-го форумов молодых писателей России.

Основные публикации:

В коллективном сборнике «Новые писатели», во втором сборнике лауреатов премии Астафьева. В журналах: «День и ночь», «Коростель. Письма из России», «Полдень XXI век». "Флорида" (США), "Вокзал", в литературном альманахе «Зеленая лампа». В интернет-журнале молодых писателей «Пролог», «Литературный Интернет. Избранное». А также в городских газетах: «Ангарские новости», «Ангарский Строитель», «Подробности». На сайтах: Топос, Точка зрения, «Имена любви», Проза.ру, Побег.

 

        Использованная литература:

 

   -  Вся неделя,   2005, 20  октября, №87. -   с.4

   -  Вся неделя,   2005, 27  октября, №89. -   с.15

   -  Дебют плюс, 2006, 21  декабря, №51  -   с.16

   -  Дебют плюс, 2007, 28   июня, № 26    -   с.16

   -  Дебют плюс, 2007, 29  ноября, № 48  -   с.16

   -  Дебют плюс, 2008, 27  ноября, №48  –    с.23

   -  Подробности, 2008, 4  декабря, №49 -     с.25

   -  Подробности, 2009, 15 января, № 1   -     с.25

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Вспоминая Стародубову Аллу Николаевну

В литературном наследии ангарского поэта Стародубовой Аллы Николаевны были найдены стихи представляющие интерес для садоводов и огородников:

            Федот

Когда садил я деревце,

Дразнил меня Федот:

Ха-ха! Глазам не верится:

«Сибирский садовод!»

Давай-ка шутки бросим! –

Я пригрозил в ответ.

Тогда мне было восемь –

Федоту – десять лет.

Три года с половиной

Уже прошло с тех пор,

И будто без причины

Завёл я разговор:

«Отличные ранетки

Растут в моём саду…

Я ем их прямо с ветки,

Срываю на ходу».

Взглянул я на Федота,

А тот разинул рот.

- Теперь молчишь? Ну, то-то!

«Молчу», - сказал Федот.

В течение полувека из-под пера Аллы Николаевны выходили чудесные, весёлые детские стихи, которые могут вспомнить ангарчане старшего и среднего возраста.

В Иркутске вышли книги:

Почему-то (1959 г.)

Электричка (1963 г.)

Смешинки  (1966 г.)

Не робей, воробей (1986 г.)

Родилась Алла Николаевна 9 февраля 1922 г.,

Окончила Иркутский государственный педагогический институт. Работала на должности инженера ПТО Ангарского управления треста «Дальстальконструкция».

6 февраля 1995 г. Алла Николаевна ушла от нас в дальнюю безвозвратную дорогу…

Часть архива поэта А.Н.Стародубовой был передан её сыном Стародубовым Владимиром Витальевичем.

 Публикация в газету "Ангарский садовод"

 

Заведующая структурным подразделением

«Библиотека» Дворца творчества детей

и молодёжи                                                     Краснова Вера Николаевна


Историческая справка о семье Стародубовой А.Н.

 

   О семье Стародубовой Аллы Николаевны:

 

           Родители - отец Шереметьев Николай Владимирович, в 1937 г.

           был репрессирован, погиб в ГУЛАГе, в 1957г. был реабилитирован.

           Мать  Шереметьева (в девичестве Ткаченко) Елизавета Павловна.

 Сестра -( Шереметьева в девичестве) Светлана Николаевна, живёт в   Ангарске в 188 кв.

 

 

                  Муж – Стародубов Виталий Леонтьевич  21.09.1912г. – 21.09.1994 г.

 

                  Дети -  дочь мужа Инна Витальевна 1941 г.р., биолог. Живёт в г. Владимире

                  дочь   совместная Татьяна Витальевна 1947 г.р., проектировщик-   

                              теплотехник, живёт в Ангарске.

                  сын  Владимир Витальевич 1951 г.р. Работает на АЭХК.


Стародубова А.Н.:Новогодняя песня для детей

Песня

 

А.Н. Стародубова

 

С Новым годом вас, ребята,

                                          с новой песнею!

Подари,

             восьмидесятый,

                                     интересную!

Дай нам

             солнца золотого и лучистого,

Выси

         неба голубого –

                                 чистого,

Пенья птиц

                 и воздуха

                                прозрачного,

Ширь

         тайги и море хлеба

                                      прозрачного.

Мир и дружба

                      чтоб в пути маячили,

Были

         добрые дела

                            удачливы,

Расцветала

                 наша Родина

                                     советская

И чтоб радость

                       наполняла

                                       сердце детское.

 

«С Новым годом». Стихи. «Знамя коммунизма» 1980г. 1 января стр.3

 

 

 

                   

 

 

 


Вспоминая Аллу Стародубову

Наш Ангарский журнал "Признание" №11, 2012 год

В литературном наследии ангарского поэта Стародубовой Аллы Николаевны были найдены стихи представляющие интерес для садоводов и огородников:

            Федот

Когда садил я деревце,

Дразнил меня Федот:

Ха-ха! Глазам не верится:

«Сибирский садовод!»

Давай-ка шутки бросим! –

Я пригрозил в ответ.

Тогда мне было восемь –

Федоту – десять лет.

Три года с половиной

Уже прошло с тех пор,

И будто без причины

Завёл я разговор:

«Отличные ранетки

Растут в моём саду…

Я ем их прямо с ветки,

Срываю на ходу».

Взглянул я на Федота,

А тот разинул рот.

- Теперь молчишь? Ну, то-то!

«Молчу», - сказал Федот.

В течение полувека из-под пера Аллы Николаевны выходили чудесные, весёлые детские стихи, которые могут вспомнить ангарчане старшего и среднего возраста.

В Иркутске вышли книги:

Почему-то (1959 г.)

Электричка (1963 г.)

Смешинки  (1966 г.)

Не робей, воробей (1986 г.)

Родилась Алла Николаевна 9 февраля 1922 г.,

Окончила Иркутский государственный педагогический институт. Работала на должности инженера ПТО Ангарского управления треста «Дальстальконструкция».

6 февраля 1995 г. Алла Николаевна ушла от нас в дальнюю безвозвратную дорогу…

Часть архива поэта А.Н.Стародубовой был передан её сыном Стародубовым Владимиром Витальевичем.

 


Обухов Александр Иванович

             Управление образования администрации АМО

             Муниципальное образовательное учреждение

             дополнительного образования детей

             «Дворец творчества детей и молодёжи»

 

 

              Реферат: «ПРОСТРАНСТВО МЫСЛИ…

                                 РАДОСТИ  И СВЕТА…»

 

            Творчество и жизненный путь писателя:

              Александра Ивановича Обухова

 

 

 

                                                                                    Выполнили:

                                        учащиеся литературно-

                                                                   краеведческого объединения

                                «Автограф»

                                                                           Истомин  Антон,  Андреева Анастасия   

           

                                                                           Руководитель:

                                            педагог дополнительного

                                    образования ДТДиМ

                            Краснова Вера Николаевна                                                                              

                                                                                                     

 

 

                                         

                                                   

 

 

                                                                         г. Ангарск, 2009 г.

                           

 Содержание реферата:

 

Вступление: О жизнедеятельности Александра Ивановича:  с.3-15

Основная часть: «Судьбою выстраданное слово…»               с.15-30

                             Художественное творчество поэта.  

Заключение: Чтение стихов - есть художественное творчество…с.30

 

 

Приложение, Библиография

1. Вступление:   «Помнить себя я начал

                               Где-то так лет с пяти…»

                                                Обухов А.И.

 

О жизнедеятельности Александра Ивановича:

 Александр Иванович Обухов родился 18 мая 1939 года на прииске Николаевском, Таштыпского района, Красноярского края.

 Отец- Обухов Иван Семёнович, 1905 года рождения, кузнец.

Мать – Наталия Петровна, 1907 года рождения, окончила церковно-приходскую школу, была домохозяйкой. В семье было шестеро детей:

Брат Семён- 1929 года рождения, в возрасте 16 лет (накинув себе ещё  один год) в  1945 году ушёл на фронт ВОВ, пропал без вести.

Сестра Мария – 1932 года рождения, живёт в г. Новосибирске, работает    на предприятии - экономистом. Имеет сына Владимира.

Брат Анатолий – 1934 года рождения, живёт в г. Гилинжике (под    Новороссийском), по специальности техник пищевой промышленности, имеет двух дочерей.

Сам Александр Обухов (будущий литератор) – 1939 года рождения, живёт в Ангарске.   

Брат Михаил – 1941 года рождения.  Брат  Николай – 1947 года рождения, живёт в Новосибирске, учитель физики.

Александр Иванович имеет дочь от первого брака  - Татьяну Тюленеву (по мужу).Татьяна окончила музыкальное училище, в дальнейшем получила  юридическое образование, окончив Юридическую Академию.

 Внучка Елизавета – учащаяся 8 класса Гимназия №1. Живут в Ангарске.

 Жена Хвойнова Наталия Михайловна – 1954 года рождения,  заслуженный  учитель Российской федерации. Работает в Гимназии №1.

 Из воспоминаний писателя:

Отца призвали в Армию в первый же месяц войны. Мать, ей 34 года, осталась из взрослых одна  и с нею – орава: шестеро детей. Старшему – 13 лет, шестой родился в ноябре 1941 года. Живи. Работай. Крутись. Корми детей. Мать мы фактически не видели – она уходила добывать золото, когда мы еще спали,  и возвращалась затемно. В ведре с горячей водой она оттаивала портянки от сапог и только после этого могла стащить с застылых ног сапоги.

Помню я это. Ох,  как помню…

Однако всех нас мать записала своевременно в школу, а совместно с отцом, вернувшимся из трудармии в 1946 году, дали нам всем среднее образование. Позднее двое из детей получат высшее образование, а трое – среднее-специальное.

…Своеобразной была система образования в школе в военные,  да и в первые послевоенные годы. Начиная с 4-го класса, сдавали экзамены по всем предметам. Этот класс считался выпускным и после его окончания родители могли не отпускать в школу и труд ребенка использовать по домашнему хозяйству. Оценка  за экзамен по «Конституции СССР» вносилась в аттестат зрелости после  10-летнего обучения. Так, у меня оценка «хорошо» красовалась в аттестате.

Сегодня трудно представить, чтобы знания 11-летнего ребенка могли быть представлены в аттестате на уровне выпускника школы! Добавив к имеющейся с детства оценке «хорошо» еще две таких же оценки, при всех прочих «отлично», я пошел поступать в Иркутский Госуниверситет. В данном случае слово «пошел» имеет прямое значение: идти пешком.

Суть в том, что прииск, где я жил, находился в 12 километрах от железнодорожной станции. И это расстояние можно было одолеть только

пешком или в телеге.  Но заплатить за телегу и коня   не было денег.

 …Под ранний гвалт июльских пташек я бодро, в плаще, с зашитым  спецкарманом в его полу, шагал с самодельным чемоданчиком в руке в сторону станции. Пола плаща от росы промокла, карман с вчетверо сложенным аттестатом – тоже.

Когда в нужное время я извлек его из кармана и представил в приемную комиссию, то поверг  в глубокий шок милую секретаршу комиссии. «Это как же так… Это же «аттестат»… - шептала она, придя в себя.

-Дорогой промок весь… ну и – вот… -  был мой ответ.

 «Городские»  аттестаты, лежащие на столе, лаково блестели своими глянцевыми плоскостями! Как ржаво-радужно, блекло смотрелся мой «тугомент», т. е документ. Однако беглый взгляд на оценки благосклонно повернул и сердце, и душу секретаря в мою сторону. Помню:

- У вас еще нет  медицинской «Справки»…

- Так у нас на прииске ее  нельзя было получить. Надо в райцентр идти было. Это семьдесят километров.

- Рядом… в мединституте можно пройти комиссию и «Справку» выдадут.

Ох, уж эта злосчастная «Справка»! Из-за нее документы не приняли…Надо уже вторую ночь ночевать на железнодорожном вокзале. Других мест я не знал.  …1956 год. Физико-математический факультет. Конкурс – 6,5 человек; у химиков – 8; у геологов – 21! Мама родная! куда я попал…

Дело в том, что ко времени приезда в город, я – будущий физик! - не видел настоящего, «живого» выключателя, не видел электрической  розетки. Я вообще кроме живой тайги, травы, закатов, восходов и чистого неба ничего

не видел…Нет! Что-то я видел, когда окончил пятый класс и в составе лучших учеников школы ездил на экскурсию в Красноярск. Но как это было давно! В нашей новой приисковой школе, построенной  взамен прекрасной сгоревшей, не было физических приборов. Уроки сопровождались «меловыми» схемами – рисунками  на доске. И что она мне запала в душу эта физика?! Да – просто: учитель прекрасно обучал. Был прекрасным человеком. И кроме этого говаривал:

- Кто у меня отвечает на «отлично» - получит эту оценку в любом институте. Вот эта-то убежденность передалась и мне. Я учился на «отлично». Я сдал приемный экзамен на «отлично», как и еще три других. Набрав 27 баллов из 30 возможных, при проходном 26,5, я поступил в университет. Такая вот деревня-прииск…

…Когда я собрал  первую электрическую схему на лабораторном занятии и догадался попросить проверить ее  лаборантку…По-моему, краска слетела с ее волос, и они приняли естественный цвет! Короткое замыкание с последующим возгоранием схемы мною было надежно обеспечено! Страшный возглас лаборантки потряс стены лаборатории, а может, и всего университета – точно не могу сказать. Но то, что все бросили свои лабораторные работы и прониклись вниманием ко мне – это точно. После таких «опытов Рихмана» - внимание ко мне со стороны лаборантки было повышенным – я заслужил его!  (Немецкий ученый-физик  Рихман погиб во время проведения опытов с молнией). Такое отношение к моим занятиям способствовало моему быстрому освоению практической физики.

Ведь прежде, чем быть допущенным  до работы, я особо тщательно изучал методику подготовки и проведения опытов. А уж как беседовала со мной лаборантка – любой догадается!.. А как шла учеба после зимней сессии – разговор особый. Ведь первую зимнюю сессию я сдал хорошо – заработал стипендию. А без нее – как? Родители помогать мне не могли. Отец в прощальной речи напутствовал так:

- Тебе, сынок, как всем… деньги на дорогу и там,… на месяц житья. Ты сейчас грамотный. Мы вот неученые совсем… жизнь доживаем.

Такое вот напутствие получилось. Я и жил. Стипендия 220 рублей, из них – 100 рублей за квартиру платил. Места в общежитии мне не дали. Видимо, посчитали, что богато живу. Такие вот дела.

 

…Памятное время – колхоз. После зачисления в университет, где-то в первых числах сентября поехали в колхоз Аларского района. Копали картошку, работали на зерносушилке, на уборке кукурузы…Куда пошлют, одним словом.

 

 

Работаем, значит, на зерносушилке ночами. Днем – сами колхозники. Работаем одну ночь, вторую. Милые, обаятельные городские девочки полупустой совок едва поднимают, а слесарь-дежурный поторапливает – сушилке-то надо загруженной быть. Я – один паренек. Крепенький деревенский. Силенка - на покосе, на заготовке дров, на посадке-копке картошки – была наработана. Вот и здесь – кидаю себе совочки с зерном в бункер килограммов так по пять-восемь. Загружу бункер – отдыхаю, девочки помаленьку подсыпают. Вот и двенадцать ночи… Вот и час…Мои подружки – на бок на теплое, просушенное зерно. А дед-слесарь своё, мол, грузить, кидать надо в бункер-то…

Кидаю.

К пяти утра – сил уже нет. Падаю – засыпаю. Дед расталкивает меня:

- Парень, засыпать надо. Засыпать.

Я встаю, дед уходит, а сон бросает меня на кучу зерна. Падаю – и засыпаю. Снова чую толчки. Снова – тоже:

- Парень, мать твою, я же тебе сказал – засыпай! Засыпай! – говорю.

- Дед! Я и так – засыпаю. Я не могу. Я ведь засыпаю…

- Твою мать! Я говорю:  зерно в бункер засыпай! А не сам засыпай.

Столь долгий внушительный диалог, пересыпаемый убедительными, народными словами, привел меня в чувство. А там… Зерно-то кидать надо. Утром в избе на нарах не помню, как уснул. Ноги ведь едва после дотащил.

Но – вечером – снова сушилка. И так – декаду. Девочки – едва до двенадцати, я – до утра. Такая вот работа была. Но как я своих любимых девчонок ночью будить-то буду! Распластаются сердечные на теплом зерне – красиво спят. Мне только – «любоваться». Кто бы зерно за меня сыпал в сушилку…

…Но - всему же есть конец. Закончился колхозный сезон. Ура! Сидим на нарах в избе.

Старший по возрасту (уже в Армии отслужил) говорит:

- Все, ребята, отработали. Бригадир сказал: спасибо. Заработанные деньги как нам делить?

- Как «как» - поровну! – Был хоровой ответ.

Такие вот были события. Так мы дружно жили. И хорошо жили. «Всем – поровну!». И ведь никто не догадался, в том числе и мои, действительно, любимые девушки, что они-то приедут домой – на обильные  родительские харчи. Лягут в теплую чистую постель. Утром умоются теплой водой…

А я с приятелем буду жить на полстипендии, утром –  горячая вода,  только в кружке, и кусок ржаного хлеба. И каждую ночь нас ожидает пол, покрытый старым солдатским одеяльцем, и подозрительной чистоты тряпица на нем, именуемая: простынь. «Ничего, Санек, переживем» - говорил мой приятель, ложась рядом на «царскую постель». Я столь же оптимистично подхватывал: «Переживем, Юра. Спали же на сеновале. Спали в лесу на траве. Переживем!» Слава Богу – в декабре переехали на другую квартиру! Ура! У каждого – кровать. Простынь. Подушка. Хозяйка печет ли пироги, варит ли суп – всегда нас угостит! Дай Бог ей царство Небесное…Хозяин войдет тактично в комнатку, поговорит, поддержит нас словом. Дочери восьмикласснице:

- Смотри, Лариса, как ребята трудно живут.

 Трудно живут, а учатся. Учатся… и ни где-нибудь, а в университете. Что ж ты-то у нас едва-едва учишься…

…Очевидно не очень яркая моя внешность, особенно осунувшееся лицо, говорили, что не в изобилии я живу. Ох, не в изобилии.

В марте 1957 года мне дали общежитие по улице «25 Октября» г. Иркутска.

Мое жизнеобеспечение, в смысле питания, сразу возросло в два раза!

Спасибо профсоюзу! Спасибо позаботившимся обо мне.

Но что-то прошедшие условия жизни не вложили мне ума в голову. Общага! Сколько сразу знакомств! Вечера… танцы. Потом - и там и тут – приглушенный шепот и еще что-то…Красота! А тут – и весна вскоре.

- Ребята, айда на Иркут, на велосипедах! Айда!».

Сидеть бы в библиотеке. Читать бы книги, да лекции пережевывать. Нет! «Давай на Иркут!». Что ждать-то хорошего. Сессия – вот.

Физика – завал…

Стипендия – нуль.

Что-то, что-то думать надо. Как жить-то? Из дома не пришлют. Так-то.

По совету старших товарищей пошел по уже протоптанным старшими неудачниками путям в Академию Наук – наниматься на работу.

На любую. Хоть кем. Жребий жизненный выпал: быть мотористом на лодке в геоморфологическом отряде. На Байкале! Все лето! Здорово!

…Байкал. Катер «Обручев». За кормой – моя кормилица-лодка. Красота! Еды – сколько хочешь. Рыба – всякая и приготовленная…не то, что в студенческой столовой.

Да и, вообще, в любой столовой. На катере – кокша Леночка, на берегу –  еще две девушки-практикантки. Какие вечера-закаты! Какая любовь! Какая там – физика… Ну, где она? Она там – в университете. А – здесь…Море. Глаза. Губы…

За неделю до экзамена, стерев слой пыли и зеленоватую плесень с толстой коленкоровой тетради, я неожиданно обнаружил… Мама моя!.. Даже то, что я знал, забыто напрочь. Байкал…Байкал…Глаза…глаза…

Однако какой-то еще невыветрившейся частью мозга я уловил, что университет-то – того…может и закрыть передо мной двери.

Лекции. Библиотека. Декан. «Да, студент имеет право по инструкции пересдать». Спасибо Константину Никитичу Погодаеву – он учел мои «знания», тепло напутствовал будущего физика и поставил радостно-ожидаемое мною «удовлетворительно».

Однако этот урок стал для меня памятным.

На втором курсе все – «хорошо».

На третьем – я с улицы шел прямо на экзамен. Без мандража. Появились в зачетке не единичные «отлично».

…Университет – там – позади…

Впереди – уже  работа в Политехническом институте. В нем я делал дипломную работу. А дальше? Дальше – научная работа.

Диссертация  годам  так к тридцати. А пока – 86 рублей зарплата.

Дома на родине подрос младший брат. Прииск, практически, закрылся. Школа десятилетка закрылась. Брату – интернат в 12 километрах от дома и учеба два года. Я все это хорошо представлял. А поэтому мне – не диссертацией пока заниматься, а братом. Надо доучить отрока.

Год 1962. Ангарск. Электролизный Химический комбинат – это сейчас, а тогда – секретнейшее предприятие атомной промышленности под кодовым

наименованием: почтовый ящик 79.

На первое время – общежитие, через полгода – квартира (в Иркутске – через 5-6 лет получил бы?). Оклад 150 рублей, плюс 20% Урало-сибирских, плюс до 70% премия (при хорошей работе).

Пройдя все формальности оформления, я пришел на  Электролизный завод. Снова деловые формальности. А внутри все подмывает: а что секретного? а где они - машины?  Какие они?..

Одеваю спецобувь, халат, чепчик  и - в сопровождении ответственного – иду в технологический корпус... 

- Мамочка! куда я попал! Тот ад, о котором мы что-то представляем, показался мне в тот миг раем. Шум, как при взлете ТУ-154, жара – плюс 40.

Рядом прогрохотал электропоезд, пронеслась электрокара, как в мультике мелькают рабочие на велосипедах. Куда он меня ведет? – Хватит…Чую - по мне течет. Я весь промокаю в своем собственном  соку. Идем. Взяли велосипеды – поехали.

Едем. Активно кручу педали. Не упасть бы. Приехали. Температура машин  82, около них  50. Сока во мне уже нет. Течь не чему.

Ответственный махнул мне рукой – показал куда идти.

Приборы, приборы. Самописцы. Рабочие. А вот и – инженер. О чем-то помаячили друг другу пальцами, как немые. Мы поехали назад. Они остались. В кабинете, где тихо, узнаю, что были на блоке, на котором проводится специальная технологическая операция, именуемая: «горячая обработка». «Да – горячая» - не усомнился я.

- Получишь талоны на спецпитание. Вместе – в столовую, - сказал мой наставник.

Получил талоны. Идем в столовую. Вот и раздача. Помню: «Бери каждое блюдо. А вообще-то, что хочешь». Здесь все не так! Здесь все не так как там, в том мире, откуда я пришел. Да разве все это можно съесть! Винегрет, булочка, сметана, наваристый борщ, шницель больше ладони, гарнир – полная  тарелка: картошка, капуста, горошек и – молоко.

Хлеб на подносе – горой: бери, сколько хочешь! За тридцать лет моей будущей работы я так и не научился все это поедать. Куда?! Но время шло. Мне уже и не казалось столь жутким пребывание в этом изобретенном людьми аду. Обещанную квартиру дали через полгода – пока однокомнатную.

Приехал брат на учебу. Прекрасная школа  №25 – лучшая в городе Ангарске. Пусть хоть брат не знает всего горя, пережитого мною. Пусть приобретет нормальные, не «меловые» знания по физике и другим предметам - думалось мне.

За адскую работу и платили соответственно:  через год я получал зарплату больше кандидата любых наук. У меня были хорошие бытовые условия. Через год я отдыхал в санатории города Кисловодска.

В Сибири - ноябрь, минус тридцать, там – плюс пятнадцать-двадцать.

Вечером в ресторан – пожалуйста! В пригородное кафе «Замок»? - Поехали! Еще и - «Сакля» есть - завернем. В Пятигорск к Лермонтову? На Машук? – Поехали.

- Ты, Саша, кем работаешь? Такой молодой – и… рестораны, кафе.

- Я работаю слесарем-водопроводчиком в ЖКХ, - говорил я свою «легенду» о работе. Говорить что-то истинное – обрекать себя на увольнение и – не только. КГБ работало хорошо.

- А что- то по разговору, по темам и умению говорить, - продолжает бывало собеседница, - ты не походишь на слесаря.

–  Я учусь в университете на физмате, - был ответ.

Так вот жил я в «плохое» советское время.

Да, я не состоялся как ученый-физик, но я вырос в прекрасного инженера, руководителя наладочной группы. Я постиг многие тайны атомного – газодиффузионного  производства. Именно на нем я получил высокое звание «Изобретатель СССР», именно на нем я подал 30 заявок по усовершенствованию производственных процессов.

Не без радостного волнения  вспоминаю учебу в Москве на курсах повышения квалификации.

Были экскурсии на первую атомную станцию, в институт имени Курчатова, на установку термоядерного синтеза «Токамак». Куда только ни ходили! Крупнейшие «закрытые» ученые читали нам лекции. Это – учеба!

Была учеба и в  «закрытом» Свердловске-44. Там я уже сам читал лекции и по социологии и по  нашему производству - мог.

Ведь за моей спиной были сданные экзамены кандидатского минимума. Именно там – в Свердловске - я провел блестяще предзащиту кандидатской на философскую тему: «Развитие технологических  систем  газодиффузионного производства».

Все шло по внутренне составленному плану.

В это время на заводе сложился прекрасный коллектив  руководителей. Директор завода - лауреат Ленинской премии, ранее работал советником по атомной промышленности в Китае. Китайцы долго будут помнить его работу. Задержать развитие «дружественной» страны в ведущей отрасли промышленности – такова была дана ему государственная задача. И он с ней справился блестяще!  Рядом  -  изучал и совершенствовал производство молодой (31 год) главный технолог завода. Он заканчивал работу над кандидатской. Я у него – «правая и первая  рука». Именно он помог мне провести предзащиту моей кандидатской в Свердловске-44. Сколько было у нас творческих задумок!  Но – судьба  распорядилась иначе…

Директор уехал с повышением в Москву. Главный технолог уехал в Свердловск. Власть сменилась. Сменилось резко и ко мне отношение.

Многие трясутся за свои места. А тут я к чему-то со своей кандидатской.

Кому это теперь стало надо?  А поэтому на своей работе я был искусственно зажат не очень добрым главным инженером. Какие опытные работы?!

 «Ты где-то… там учишься… ну  и учись».

«- Я не где-то там… я здесь, и учусь,  и грамотно работаю, потому что учусь». Естественно, этого хватило для моего дальнейшего «роста». Это была одна из причин, послужившая  обоснованием моего  ухода с производства.

 Зачем жить и работать не совершенствуясь?.. Но взятый мною разбег трудно было остановить. Да и помощь пришла вдруг неожиданно. На время отпуска недоброжелательного главного инженера  вдруг поставили начальника цеха. Он проникся ко мне уважением и поддержал: «А ты их всех…ну туда посылай! Работай как раньше!».

…А работал я над темой, которая  как раз и закончилась изобретением.

Чего только умники не плели во время моей опытной работы…»

« - До тебя-то…надо же - не было умнее. Да по этой теме уже один доктор наук состоялся и два кандидата. Умнее их что ли…».

Но и в этой обстановке – работал. К моему счастью тот начальник цеха, который временно   замещал главного инженера завода, становится вскоре главным инженером всего комбината. Было у меня с ним несколько прекрасных деловых встреч. Была завершена тема. Было вписано пять имен авторов в изобретение… Внедрение новой технологии, в строгом соответствии с изобретением, сократило простой основного технологического оборудования с 24 часов до двух! Это был рывок! Улучшилось внутреннее состояние машин, поскольку они меньше соприкасались с воздухом. Резко сократилось время пребывания персонала в этом аду. Именно, в то далекое время, комбинатом руководил легендарный Виктор Федорович Новокшенов.  Его боевым помощником – главным инженером был Иван Софронович Парахнюк. Это они давали простор творческой мысли. Не было ни одного моего предложения, которое бы Парахнюк не допустил к испытательным работам. Это были умы! Именно, тогда наши адские машины, я стал воспринимать, как своих помощников, как  разумные существа.Это им я посвятил свои теплые, несовершенные стихи:

Стоят в цеху машины

Подобие слонов,

Горбатятся их спины

И сотни хоботов.

Глядят из-под надбровий

Разумных два глазка,

Шагают с веком вровень,

А ноша нелегка.

Шагали б неустанно

И  день, и ночь, и день,

Да время сверлит раны

И рвет сосуды вен.

И падают машины

Отставшие, под пресс.

Идет по цеху быстрый,

Решительный прогресс.

… Рядом с производством, по-прежнему тяжелым, сложным, встают боголепные картины мест отдыха. И пусть мы были «закрытые», невыездные  (нам запрещен был выезд за границу), - нам хватало прекрасных мест на своей Родине! Санатории, дома отдыха, турбазы – разве этого мало! Впечатляющие природные картины Кавказа! Кисловодск. Вершины горы: «Малое и Большое седло». Вот  - Эльбрус двуглавый! Какой простор! Как здесь дышится! Спустился. – Нарзанная галерея…

Лермонтовские места… Дом княгини Веры. Каменная ограда. Это через нее сиганул Печорин. Вот и «Грот» с заточенным навеки Демоном. Сидит себе. Сорок минут электричкой – и уже в Пятигорске. Здесь тоже все дышит Лермонтовым… «Грот Дианы». Это его он с другими молодцами украшал. Здесь встречались герои его произведений. Поднимись. – «Источник». Здесь герои Лермонтова встречались, пили целебную воду. Лечебный корпус санатория. Когда-то, здесь, в примитивных условиях принимали целебные ванны опять же герои Лермонтова… Молодые, скоростные ноги  переносят меня и к «Домику Лермонтова» и к месту трагедии – подножию Машука.

                        *  * *

                 Белый дом с камышовою крышей,

                 Деревянная дверца – легка.

                 Я вошел – только Лермонтов вышел:

                 На листе высыхала строка.

Крым! Непреходяще впечатление от Черного моря!

Крым… Пушкинские места…

Воронцовский дворец в Алупке. Его стены помнят смех Пушкина, его разговоры, его горячие речи и чувства к несравненной госпоже Елизавете Ксаверьевне. «Гори письмо любви, Она велела…». Прогулки на катере по лазурной глади моря. Звучат строки «Погасло дневное светило…».

Ялта. Места Чехова и Куприна. «Сказочная поляна». Действительно, сказочная! Тысячи и тысячи отдыхающих непрерывным ручьем текли на это неповторимое место, созданное обреченным на смерть московским художником Безруковым. Думается, что за «Поляну сказок» Всевышний вернул ему здоровье.

Памятен Ленинград.

Памятны музеи, парки, дворцы.

Величественно  красив Екатерининский дворец в бывшем Царском Селе.

Здесь – снова Пушкин. Здесь заблестел его талант.

Вот и он –  сидит, задумчив, на вечной теперь скамье,  в благоуханном месте парка.

Вот и – воспетая им «Девушка с кувшином». 

Прекрасен «град Петра»! Устремляет его ввысь «Медный всадник», устремляет и шпиль Петропавловской крепости.

Но - тянет -  и еду к скромному месту на Мойке - последнему пристанищу русского Гения.

Такая вот, значит, обстановка:  Стол. Кресло. И – книги, книги…

Скромно жил наш Пушкин. Жил не в собственном доме. Жил на квартире, если говорить современным языком. Был и свой дом…там – в деревне. Не дворец.

Он и сегодня не живет во дворцах. Он живет в домах, избах и хижинах. Живет в библиотеках, живет в сердцах русских, но  не «новых русских» - им он не нужен. Он им мешает.

Пушкин говорит о совести и чести, а эти человеческие качества им не нужны – они мешают им жить. Мешают ухватывать властные места.

Ведь Пушкин не рвался во власть. Его мог коррумпировать только царь. Деньги давал – да, но корысти своей не преследовал.

Пушкин и при царе написал «Бориса Годунова», «Моцарта и Сальери» и «Памятник» и многое-многое другое.

Как не доехать до Черной речки…Действительно, Черной.

Вот они - барьеры…

Здесь все было смертельным. Здесь, на этом расстоянии, даже камнем убить можно.

Живые цветы. Сам стою молча. Молча стоит моя девятилетняя дочка. Я ей заранее рассказал все, что знал сам. Пусть прикоснется к трагедии…

Может, Пушкина, восставший дух,  осенил наше предстоящее время и наш быт.

Дело в том, что мы жили под Ленинградом, в Ломоносово, уже трое суток у родственников. Поездка на электричке отнимала у нас в целом около четырех часов.

Чтобы подольше быть в Ленинграде приходилось вставать в 7 часов. К открытию музеев мы уже были в городе. Уставшие к вечеру повторяли обратный путь, а это было уже нелегко: от электрички надо было пройти до дома еще два километра. Дочке тяжко.

 И вот, отходим мы, от места дуэли, читаю «Гостиница для обучающихся на курсах повышения квалификации». И подумалось: «Зайдем-ка,…а вдруг…». Что заходить-то? – Август: все забито. Зашли сели. Ноги уже гудят от усталости. Молчим. Осматриваемся.

Хорошо. Тихо. Прохладно.

- Ну, что, молодой человек? Нравиться? У нас хорошая гостиница. Номера и на одного и на двоих. Что молчите?

- Понимаете в чем дело…Мне, может, и ничего – подойдет, а вот дочке? Мы только что прилетели день назад из Неаполя…из отеля. Вид на море. Голубое небо. Здесь мрачновато. Но прилетели в гости к Пушкину. Здесь рядом…уже были.

- Дочке понравиться. В номере – душ. Полы мягкие. Телевизор. Хороший буфет. Транспорт – рядом. Вам хорошо будет отдыхать.

- Спасибо на добром слове. Спасибо за гостеприимство. Я с дочкой посоветуюсь и с родственниками, чтобы их не обидеть. Досвиданья.

Приезжаем к родственникам. Свояк - мужик темпераментный, горячий – выслушал меня, мгновенно почему-то вспомнил «японскую мать» и спокойно заключил:

- В августе…в Ленинграде, кто тебе, какую гостиницу предложит. Ты спеши.

Я не очень-то внял доброму совету. До 9 часов вечера мы ходили в Петергофе, а потом – туда. Невероятно, но дежурила та же женщина.

- Ну, что? Надумали? - Решились к нам.

 - Я боюсь Вас обидеть, но скажу искренне: «К вам, как добрым, гостеприимным ленинградцам, спасибо вам, но – больше -  к Пушкину.

 - Да что ж в этом обидного?! К Пушкину все едут. Мы рады. Как же не ехать к Пушкину?! Давайте, пожалуйста, ваши документы. О! Вы – из Сибири.

И - Неаполь был…и вот у нас - в Ленинграде. У вас богатое наследство… Родители?

- Нет. Родители – рабочие. Сейчас – пенсионеры.

Езжу с дочкой на  свои.

Документы оформлены на десять суток проживания! Спасибо Пушкину!

Подобное гостеприимство сопровождало меня  во всех уголках Советского Союза – Великой державы великого народа. Не только русского.

Все народы были великими.

Во всех союзных республиках отношение было теплым, участливым: на Украине, в Молдавии, в полюбившемся Ташкенте,  на Кавказе.

К сожалению, теперь многое – заграница.

Памятуя, что, «объять необъятное», закругляю повествование о далеких событиях и вхожу в дни более близкие.

«Доброе» перестроечное время застало меня уже в деревне Нижний Булай, что расположена в 7 километрах от поселка Мишелевка, известного своей «Хайтинской фарфоровой фабрикой».

На новом месте меня приютил санаторий «Таежный».

Прекрасная двухкомнатная квартира. Перестроечная «неоплачиваемая» работа. Как везде в 1993 году. Пенсия была демократами, практически, сведена до нуля. Живи, как хочешь.

Брошенный, обездоленный народ. И я в том числе.

Только и спросишь себя: «Куда подевалась моя советская пенсия в 176 рублей, заработанная все-таки в адских условиях?»

Ведь я мог на те деньги слетать в Москву – билет стоил 58 рублей – и там прожить неделю на них же. Сегодня за 4000 рублей пенсии не купишь билет до Москвы.

Воздай, Господи, в своих краях всем организаторам перестройки  по их заслугам перед народом и мною лично…

Но – «в дни сомнений, в дни тягостных раздумий, ты один мне поддержка и опора, о великий, правдивый и свободный русский язык…».

Тяга к творчеству и, в частности, к словесному творчеству не покинула меня.

Крыша есть. Над головой не каплет.

Картошка наросла. Капуста, морковка, огурцы, помидоры – всё-всё растет у жителей деревни. Да и у меня через три года  появилось всё огородное. Пригодился  привитый в детстве  деревенский навык…

Уладив, как-то свой новый деревенский  быт, я, естественно, потянулся за литературным словом,  теперь в очень далекий - город Иркутск. Для меня были не праздными вопросы: кого здесь встречу? Как-то мои отношения будут складываться в другой области человеческих отношений? Бог милостив! Встретил Валентина Распутина. Он познакомил меня с Василием Козловым. Почитали стихи мои. Встреча, не забываемым, Альбертом Гурулевым (он десять лет жил в Ангарске). Воспоминания о годах учебы, о жизни в общежитии. Всё приблизилось. Удивительные знакомства с хорошими людьми – они же славные литераторы: Горбунов, Суворов, Балков, Румянцев, Соколов (поэт)».

Вот живописно, образно, Александр Иванович, в несколько страниц, рассказал

нам о своей трудной, но удивительно, интересной, насыщенной жизни.

 

2.     Основная часть:

   «Судьбою выстраданное слово…» 

Художественное творчество поэта.  

«Поэт - Александр Обухов, дебютировал поздно - чуть ли не в 55 лет».

 Александр Обухов вспоминает:

«- Я ведь к серьёзному сочинительству пристрастился не рано, в тридцать

с лишним лет. Если, конечно, не брать во внимание школьное рифмование.

Но кто в юношеском возрасте не баловался стихами!

Работая над кандидатской диссертацией: «Исследование развития промышленных систем газодиффузионного производства», меня в то время уже пленила муза, в столе лежала припрятанной тетрадь с первыми стихотворными опытами, которые я долго боялся показывать, кому бы то ни было, пока не встретил на своём пути Михаила Ивановича Панкратова

(участник ВОВ, пишущий литератор 60-70-ых годов Ангарска), удивительного человека с божьей искрой, благословившего на сочинительство известного ангарского поэта Иннокентия Новокрещенных. Панкратов М.И. и отнёс мои вирши в редакцию многотиражной газеты «Маяк».

Обухов А.И. – давний участник Ангарского литературного объединения, известность которого в Сибири широка и заслуженна.

Со стихами Обухова А.И. любители поэзии знакомы по публикациям в газетах и в журнале «Ангара (ныне «Сибирь»).

Потом были занятия в литературном объединении  при Иркутском отделении Союза писателей России. Публикации печатались с рекомендацией прозаика Анатолия Байбородина.

В 1993 году выходит 1-я книжечка стихов А.И.Обухова «И плодоносит в

августе земля…» - Ангарск, редакция газеты «Вестник» Ангарского электролизного химического комбината. (Компьютерная вёрстка).- 16 с., ил. Ответственная за выпуск – редактор газеты Л.В.Россова. АППО «Формат».

Тираж составил 2500 экземпляров.

 На последней странице,  вёрстанной книжки, журналист знакомит читателя

с автором: «…Одновременно с техническими занятиями А.Обухов в короткие

промежутки времени усиленно занимался  литературой – поэзией. Заводчане помнят его первые выступления на сцене завода и ДК «Современник». Это им написаны ныне широко известные строки:         «И если что-то есть значимо,

                     то лишь – завод,

                     завода имя;

                     Есть честь завода – коллектив:

                     его душа, его порыв».

32 стиха вместила в себя газетная полоса, которую можно вырезав, иметь сборник стихов Александра Ивановича.

В нём стихи о Руси, о войне, о деревне,   и о себе:

 

                           Совет

 

Давался трудно первый шаг,

Пути-дороги…

Всё бродом конь не шёл никак

Через пороги.

И резок был степняк-хакас,

Чей взгляд, как стрелы:

- в седле ты, вижу, первый раз-

В коня нет веры.

А ты доверься - и оставь

Свои мученья,

На буруны смелее правь:

Не по теченью!

 Вода ревела. Конь храпел.

Дышалось трудно…

Но правил, как хакас велел:

На струи грудью!

 

С тех пор прошло не мало лет.

Наставник – где ты?!

Я верный дружеский совет

Несу по свету.

И, если трудно, говорю:

-Не по теченью!

Дорогою себя творю.

Творю в мученьях.

И в этом же году, 1993-м, выходит издательская книга стихов «Цветы России» при содействии областного фонда развития культуры и искусства.

Многие стихи навеяны воспоминаниями о тяжёлом послевоенном детстве, отражают судьбу целого поколения:

 

           В  тылу

 

Я был тоже прихвачен войной

И, вставая зимой спозаранку,

Становился к салазкам спиной,

На плечо приноравливал лямку.

Успокоившись,

            Дремлет бечёвка в руке.

Синий свет, синий снег

                               И – дорога…

Мне б присесть, отдохнуть –

                       Да дрова вдалеке.

 

Мне б поесть.

              Мне бы хлеба немного.

А дорога ведёт в гребни гор,

                            В гребни гор…

По лицу растеклись пот и слёзы.

Рядом со мною шли с хлебом

                                       На фронт

Обозы… обозы…обозы…

 «О том суровом времени писали многие поэты, что иногда кажется, по-новому его уже невозможно изобразить, обязательно будут какие-то повторы.

Александру Ивановичу удалось избежать возможной трафаретности, и поэтому стихи волнуют».

Одежду траурную елей

Тайга наклонит надо мной,

Как безнадежным в колыбели;

И только посланный судьбой

Кормилец-кедр

                     Мне протянет

Округлый плод свой голубой!

И я молочным зубом буду

Орех мять

              мягкий налитой,

дивясь чешуйчатому чуду

в накрапах смолки золотой.

…В войну мальцам

              Был кедр за деда,

За тятю-воина, за мать…

Он так срастался с днём Победы,

             Что их корней – не разорвать!

Точно такое же впечатление производит деревенский цикл сборника.

Крестьянская укоренённость Обухова А.И. даёт о себе знать.

 

                           В  избе

 Здесь слышится русская речь,

Здесь топится русская печь.

Лучина,

            поленьев беремя –

надёжный уклад и – застывшее время…

Что привлекает в творчестве Александра Обухова? Честность и как нравственное качество, и как эстетическое чувство, переживание, если хотите.

Он может погрешить против техники стиха, но почти никогда против своей позиции, против опыта своей жизни.

 

                            Во время войны

                     

                          Вот так и вырастали –

                          Без каши и хлебов.

                          Но каждый был кристален.

                          Солгать – избави Бог!

                          Когда в гостях бывали

                          (случалось между дел),

                          То честно отвечали:

                          - Я только что поел…

 Творчество Александра Обухова – постоянная для нас возможность сверить свой взгляд на мир с впечатлением человека, который любит мир, как и мы, и говорит о нём честно и неотторжимо от своей судьбы. (Ростислав Филиппов).

 

«Трудно писать честно и неотторжимо от своей судьбы, но я остаюсь, верен этому направлению» - пишет Александр Иванович в предисловии сборника стихов: «Сквозь время ненастное», который вышел в 1995 году.

«Основополагающими стихами сборника считаю те, которые связаны с деревней, селом, бедствующими в них жителями. Рубленую избу знаю

не понаслышке – вырос в деревне, и зрелые годы проходят в посёлке.

За редким исключением, в прошлом и настоящем, все правители, их приспешники, примкнувшие, приткнутые бесконечно заботились и пеклись

о пахарях, о колхозниках… Как они «осчастливили» их! И только живая душа, вечно плодоносящей матери-земли, земли-кормилицы притягивает,

манит, воскрешает души, возвышает и очищает дух – держит и крепит народ.

Достаточно места уделено в сборнике осмыслению места человека в этом и последующем мире – данная тема всегда занимала и тревожила умы.

Наблюдаемые поползновения на разрушение человека, как духовного творения, и сведение условий жизни к «купи – продай», «обмани - хапани»-вызывает противоборство за лучшие человеческие черты: совестливость, честность, стыдливость, сочувствие.

Что оставим?

Что возьмём в грядущее «потом»- после смерти? Не праздные вопросы.

Движение – жизнь,

 манит же – покой…

 Но если покоен,

 тогда за душой

 нет ничего –

 и не будет.

 И в мире от жизни такой

 Запасной

 Что-нибудь разве прибудет?

Извечный - вековечный диалог любви и разлуки ведётся в судьбе каждого.

Из  цикла «Тойниона»

3.Сладкоголосая

 Сердца, как яблоки, алели,

И, как в заброшенном саду,

Без чувства всякого, без цели

Ты их срывала на ходу;

По предначертанному волей-

Иным похрустывала миг,-

Ты не сочувствовала боли:

Кровь –

Лишь сластила, на язык.

…А я плодом остался спелым,

И мне под яблоней в саду,

Сладкоголосая! Ты пела

Романсы… тоже, не беду.

…Оглянись в прошлое, а там – какие  глаза! Как она смеётся! Как танцует! Как поёт! Не от этого ли – редкое счастье и частая беда? Но – кто расчётливо любит?» (из сб.стихов «Сквозь время ненастное»)

Много у автора любовной лирики, и не обязательно она посвящена именно любимой. Это тёплые слова, обращённые к дочке, трепетные строки о матери и просто, о бабе Паше:

У бабы Паши мудрый взгляд,

Усталые глаза,

Избушки брёвен скорбный ряд –

О многом говорят.

Сама-то молвит, как тайком:

-Ох, старость не легка…

Глаза осушит вмиг платком

И смотрит на закат.

В ней оскудела жизни нить,

Дела - не поплечу.

- пора коровушку доить…

- поднять внучка хочу.

«В сборнике читателя ждут миниатюры. Своим предельно сжатым, лаконичным изложением мысли, рисунка – эта форма по-прежнему прельщает меня». (Обухов А.И. из сборника «Сквозь время ненастное» 1995г.)

Цикл миниатюр в сборнике, автор назвал «Капельки-росинки».

Они  посвящены наблюдениям природы:

Плачут-плачут сосульки неслышимо-

Горе-горесть под тёплыми крышами.

…Ах, изменник - желанный апрель!

 

                    * * *

 

   Налилися соком почки…

   Жарко бродит день весенний!

   Слышен вздох прохладной ночи:

   Ждёт цветов белокипенья!

После 30-летней работы на Ангарском электролизном комбинате, Александр

Иванович переехал жить поближе к природе, в посёлок Мишелёвку

Усольского района. Освоил новый для себя вид деятельности: принял активное участие в открытии школы искусств.

Обухов АИ, говорит: - «… здесь мне, должен признаться, лучше пишется.

Здесь я решил целиком заняться литературным трудом.

Я открыл при местном санатории «Таёжный» небольшой художественный музей (единственный в Иркутской области частный музей) и зарегистрировал его как частное предприятие. Музей редко пустует, в него любят наведываться не только отдыхающие, но и школьники, для которых постоянно провожу экскурсии. Посетителей привлекают в нём подлинные картины известных художников Приангарья, таких, как Геннадий Неупокоев, Андрей Иванов, Альберт Кусс, трагически погибший два года назад Геннадий Котухов, Геннадий Козьмин(ныне покойный).

Коллекцию собирал долгие годы, когда жил в Ангарске, познакомился и завёл дружбу со многими мастерами кисти. Часть картин, среди них живописные полотна, натюрморты, этюды, акварели, художники подарили в мой музей, часть картин я купил.

Аналогичным образом создавалась коллекция минеральных камней, среди которых наибольшим интересом пользуются кольца Лизеганда, названные так по имени их первооткрывателя. Кроме того, в музее есть библиотечка редких  старинных книг на духовную тему: псалтыри, месяцесловы, часословы, учебники для церковно-приходских школ, изданные до революции». (газ. Восточно-сибирская правда, 1.04.1995 г.)

«Александр Иванович придумал несколько туристических маршрутов по заповедным окрестностям  санатория «Таёжного». Кроме тематического материала, рассказывает свои «придумки» и читает стихи. В дорогу берёт портативный магнитофон, и звуки музыки великого Чайковского или Рахманинова наполняют таёжную тишину…» (газ. Восточно-сибирская правда,11.07.1998 г.)

1998 год знаменателен для писателя  тем, что в издательстве АО «Ангарская городская типография» вышел сборник рассказов «Звёздный вальс».

Предшествовало написанию рассказов Обухова АИ, воспоминания его детства: « …родился до войны в глухом прииске. Именно в этих местах в семидесятые годы была обнаружена семья староверов Лыковых, которая жила уединённо, затерянная в глухомани таёжного тупика …»

Маленький Саша помнит, как взрослые уходили на промысел золота и приносили тяжёлый драгоценный металл. Память восстанавливает рассказы деревенских старушек, таинственные истории, навеянные шепотом деревьев и трав, а воображение, дополняя пробелы, создаёт легенды. Одна из таких - «Любовь Тайнионы», опубликованная в новом сборнике

автор предлагает вниманию читателей свою версию происхождения Тунгусского метеорита.

Ким Балков (иркутский писатель) написал предисловие к сборнику «Звёздный вальс»:

«Что отличает действительно художественное произведение от литературной «поделки»? Наверное, помимо всего прочего, имеющего в своём основании владение техникой письма, ещё и некоторую душевную открытость, распахнутость перед миром, беззащитность даже.

И коль скоро это осознаётся читателем, то и делается на сердце у него тревожно и возникает странное, скорее всего, именно странное чувство жалости, как к самим героям произведения, так и к автору.

Постоянно хочется сказать ему: «Ну, зачем же ты так-то?..

Ведь непросто потом будет снова отыскать себя в этом холодном и жестоком мире?.. Стоит ли так измучивать душу свою?..

Именно такое чувство возникло у меня при прочтении рассказов Александра Обухова, и, прежде всего его удивительной и, как он  её сам называет, современной легендой «Любовь Тайнионы».

Она и впрямь, как я полагаю, близка сегодняшнему читателю, во всяком случае, должна быть близка ему, уставшему не только от теперешней, гнетуще однообразной в своём унижении благо несущего в человеке жизни, и близка тем едва ли не небесным светом, который разлит в легенде, но не делается от этого отдалённым, а как бы вливается в твою душу и осияет её, а и от собственного неустройства в этой жизни.

Читатель с интересом воспримет рассказ Александра Обухова «Звёздный вальс», который не есть что-то самостоятельное, а как бы данное в продолжение легенды, и этот рассказ о любви, о любви высокой и чистой, об уважении к человеку, радость людям дарующему.

Писатель точен в воссоздании человеческих чувств, он умеет сказать об этом так, что и нам, обратившимся к его прозе, вдруг делается и больно и горько, и сожалеющее чего-то, точно бы и мы сами повинны в том, что происходит с его героями…»

«Рассказы, помещённые в сборнике, - это дилогия. Их связывает поэтическая нить натяжения. Да и место действия – не придуманное, а реальное: волшебные места близ Мышелёвки, на реке Белой, давно облюбованные художниками, поэтами, природолюбами. Две уединившиеся на поляне, оторвавшиеся от собратьев раскидистые сосны, вызывают у автора приливы вдохновения и полёт фантазии, обращаются в метафору, чарующую читателя» написал Леонид Куприн в газете «Свеча», 1998 г.

Обухов АИ, – романтик, одинокий странник, сознательно ушедший от суеты повседневного бытия. В стихах и прозе он обращается к душе человека и часто находит единомышленников среди  своих читателей.

 

                                     Одиночество

 

                             Месяц, как плошка,

                             Неярок в ночи.

                     Ветер чуть пламя качает…

                          Как вымерло всё:

                     Кричи не кричи -

                           Некуда душу

                      Причалить.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             В 2001 году выходит очередной сборник стихов «Зимы не будет…»

тиражом в 1000 экземпляров, книжка быстро расходится среди почитателей таланта Обухова АИ.

Кандидат филологических наук, доцент Ольга Юрьевна Юрьева пишет

о поэзии Александра Ивановича: « Как это ни парадоксально, но в наше сложное для жизни поэта время, поклонников много не среди читателей, а среди слушателей, к которым с большой отзывчивостью и неподдельной радостью всегда идёт Александр Обухов. И тогда случается истинная встреча-

личность поэта и его стихи складываются в единое целое, и вот уже слушатели покоряются обаянию этого жизнерадостного, умного, образованного человека, сила стихов которого – в их неподдельной искренности, в силе любви к людям, к миру, в котором он живёт, к природе, которая его окружает.

Каждый раз читатель открывает для себя поэтическую страну, атмосфера которой проникнута нежностью, лиризмом и той светлой печалью, о которой говорил ещё А.Пушкин.

Открытость, предельная честность наедине с собой и с читателем отличают лирические излияния А.Обухова и делают  его стихи действительно узнаваемыми, а ведь самое важное для поэта – обрести свой голос, ни на кого не похожие интонации.

Душа поэта – всегда «душа болящая». Через неё проходят все горести и страдания мира, и потому так странно подчас нам, читателям, воспринимать признания внешне вполне благополучного и состоявшегося человека:

 

Земля в деревне дышит глубоко,

Как после бани пышная супруга.

…Я здесь живу- далёко-далеко

От города, от дочери, от друга;

С того – тоска, да и она ли только?

Томят дожди, и мыслей кутерьма.

Печали нет, но боль – иглою тонкой:

-друг, осень кончилась…

Вот-вот придёт зима.

Горести поэта – это горести родной земли, разорённой, заброшенной, неухоженной, сиротливо и жалко глядящей в душу поэта:

Старинное сибирское село…

Дворы пусты.

Лишайники на крыше.

Заплоты повалило-повело,

Как ветхо всё,

И всё  - на ладан дышит…

Застывшее в деревенских нелёгких буднях время – это и есть истинная обитель души поэта, открытой тем же самым болям и бедам:

И познал, что в стихе ежечасно –

Настежь душу! – на части её!

Боли, боли…а, может напрасно?

А без боли - какое житьё?

«А без боли» - какое творчество? Какая поэзия? Тем более, поэзия русская, поэзия русского человека, для которого понятия Родина, Россия, родная земля – не пустой звук, не просто слово, но то, что составляет смысл жизни и творчества:

Как бьётся сердце гулко-торопливо!

 Жильё родимое

 Вот-вот уж…над ключом.

 Окошки смотрят сиро-сиротливо,

 Изба сильней состарилась ещё.   

 Вокруг неё горюнятся пристройки,

 И как ветхи –

 годны лишь на дрова!

 И потому – безрадостно и горько,

 И гасну я. И никнет голова.   

Образность и язык стихов А.Обухова – в стихии родного языка, родной народной речи, в образности национального восприятия и сознания: «отпахался, отсадился», «Осенесь. Вечорось. Летось».

Череда образов святых, великомучеников, образ Христа, частое обращение к Богу – не просто модное украшение  стихов А.Обухова, но факт его христианского в своих истоках мировидения и мироотношения, проникнутого

истинной христианской любовью к миру. И в этой любви так много радости, много горя, печали. В этой всесветной любви любовь к женщине - лишь часть, и она тоже требует от поэта полной самоотдачи.

Лирический герой А.Обухова способен не только на самые высокие чувства, он действительно благоговейно относится к женщине, видя в ней истинное воплощение вечноженственного начала русской земли и русской природы».

Нет выше радости,

Чем видеть на обрыве

Любимый силуэт

Воздушный,

Строго-стройный,

Божественным очерченный лучом

В закатном небе…

Сборник детских стихов «Луговинка» вышел  в 2002 году тиражом

500 экземпляров. Что 500 экземпляров для Иркутской области!

Обложка у книжки лиричная, жёлто-зелёная: на ней изображён луг.

Сборник иллюстрирован учащимися художественной школы №1 г. Ангарска.

Редактором сборника является А.К.Горбунов (иркутский писатель).

Александр Иванович  раздаривает свои книжки в детские библиотеки Ангарска и Иркутска, где состоялись встречи с маленькими читателями.

Ребятишки с большим интересом слушают писателя, Александр Иванович рассказывает о своём  детстве: «…Возвращаясь в далекое детство,

я возвращаюсь и окунаюсь в вечнозеленую кормилицу-тайгу. Именно она кормила нас  в первую неделю после таяния снега  черемшой, по-нашему: колбой. Несколько позднее мы поедали еще зеленую, не поспевшую красную, а затем и черную  смородину. Август уже дарил детворе кедровые шишки. Не беда, что они были молочной спелости! Поджарили в костре, вытопили прозрачную липкую смолку – и щелкай себе на здоровье! А в это время  - пеньки уже радуют опятами! Ельник и сосняк радуют сухими грибами и неповторимо вкусными рыжиками! Чуть подсоли. Поджарь опять же в костре – что за вкуснятина!»

При прочтении стихов, дети спрашивают у Александра Ивановича - где же он встретил сказочных зайчат? Автор отвечает: - когда ему, приходилось с братьями, ходить в лес за дровами, бывало, часто встречали быстроногих  зайцев.Фантазия автора – и, сказка пришла к детям:

   Игра

Много слов и много точек,

Только – ни  гу-гу…

Всех ясней зайчишкин росчерк

Виден на снегу.

…Прямиком бежал из боа

Через пни и ямы!

Прыг за куст-

И след оборван:

Спрятался от мамы!

Стихи поэта проникнуты добрым отношением ко всему живому.

Светящееся слово, тонкий лиризм, острая мысль – характерны для его детских стихов.

 

Луговинка

 

Луговинка – малый луг.

Зелено, свежо вокруг.

Ножки сами побегут –

Замелькают там и тут!

Жжёт росой босые пятки,

Мчусь, лечу я без оглядки,

Аж захватывает дух…

Луговинка - малыйлуг,

Мой надёжный, добрый друг.                

Сборник включено 34 детских стихотворения: они о природе, о животных и о людях, кои являются братьями природы:

   Рыбацкая байка

 Рыбак дядя Миша затейливым словом

Хвалился намедни

Уплывшим уловом.

-Такого веду, значит, паря, язя,

Что, кажется вытащить даже нельзя.

Тяну я и вижу: его плавники,

Словно в размахе две детских руки!

И сотворил же хитрец со мной шутку:

Сон или явь?- он походит на утку.

И плюнула в реку она мой крючок,

И сделала о воду резкий толчок!

Ну - ошалел я! Что делать? – гляжу.

Рука самовольно метнулась к ружью.

 

Я не хвалюсь, но стреляю-то метко:

В небо всегда попаду, как в монетку.

Ну, значит, стрельнул я уточку влёт,

Она кувырнулась и – здравой плывёт!

 

Был бы заряд – её стрелил бы снова,

Была бы ондатра на шапку готова.

…Ох, весит лапшу мне дядь Миша

На уши,

Когда ест уху из уплавшей горбуши.

Стихи Обухова А. обращённые к детям, он с ними рассуждает о жизни, об экологическом состоянии нашей природы:

 

 

 

 

Неутешное горе

 

Последней берёзы

Прощальный след:

Упали слёзы,

Пробили снег.

 

Унылое место –

Поляна пуста.

Печальное детство:

Пенёк – сирота.

 

Вот так кратко и ёмко сказано о погубленном дереве. Прочитав эти строки,

ребёнок задумается о бережном  сохранении природы.

 

   Свой домик улитка на спинке

   Несёт по зелёной травинке.

 

   За нею, забыв всё на свете,

   Следят очарованно дети…

 

И на последней странице сборника, Александр Иванович, помещает своё

непростое стихотворение «Путь», он надеется, что дети поймут его поэтическую дорогу в мир нескончаемой Поэзии:

 

                                 

         Путь                

 

Своей, неторною тропой

В Поэзию иду.

Синеет небо над строкой,

                            А чаще, как в аду.

 

Маршруты те или не те…

Здесь нет ни карт, ни вех.

Мой путь – по звёздам-

в темноте

И на виду у всех.

 

Вместе с автором, столь трогательных и нежных стихов, мы рассуждаем и видим, какой непростой путь русского поэта: « здесь нет ни карт, ни вех…»

 

 

 

 

3 февраля  2004 года в Москве Александр Обухов был принят

в Союз писателей России.

 

Вскоре он узнал, что Рубцовский центр (г.Москва)  объявил четвёртый творческий конкурс «Звезда полей-2004», в котором было объявлено

4 номинации. Одна их них – поэзия. Александр Иванович отправил свои

60 строк (условия конкурса)

После проведения конкурса, Обухов АИ. становится лауреатом!

Теперь Александр Иванович является постоянным участником конкурса

«Звезда полей», получает дипломы, сборники произведений конкурсантов

Рубцовского центра.

С 2006 года в Иркутске – на базе библиотеки №12 в Академгородке – начал работу «Филиал объединённого Рубцовского центра».

Идею создания такого филиала  предложил  Обухов А.И. его поддержали писатели, композиторы, художники и Совет ветеранов-моряков (Рубцов служил на флоте). В помещении библиотеки силами энтузиастов создана небольшая постоянно действующая экспозиция «Россия, Русь, храни себя храни!».

Более десятка  поэтических, музыкально-литературных встреч прошли в библиотеках, школах области,  состоялись новые знакомства в среде слушателей.

 

                    За всё добро расплатимся добром!

За всю любовь расплатимся любовью!

                          Николай Рубцов.

 

Звезда поэта

 

       « Русскую литературу  конца ХХ  и начала ХХ1 века трудно представить без имени Николая Рубцова. Сегодня можно констатировать, что всю русскую литературу уже невозможно рассматривать, минуя  гражданскую и душевно-звёздную лирику этого выдающегося поэта. Непреходящие, светлые и боголепные моменты его творчества стали неотъемлемыми моментами нашей подлинно русской национальной культуры.

        Отрадно осознавать и чувствовать сердцем, что  школьными программами по литературе, начиная с 5-го класса, предусмотрено знакомство со стихами Рубцова «Звезда полей», «Листья осенние», «В горнице». На все стихи, выдохнутые поэтом из глубины сердца, написаны песни. Многие из них стали народными.  Выдающимся композитором Свиридовым  намечалось создание песенного цикла на стихи поэта, подобного циклу на стихи Есенина. Лучшие исполнители включают песни на стихи Рубцова в свои репертуары.

     ..Светлое слово поэта витает  над нами жителями области и, особенно - над читателями и почитателями его таланта. Глубоко проникновение  творчества  Рубцова  в песенную стихию, охватывающую наших композиторов и исполнителей. Заслуженным артистом России Михаилом Корневым написаны песни на стихи  «В минуты музыки», «Привет, Россия…», «Зимняя песня», которые и  звучат в его неповторимо-прекрасном исполнении.

      Этим же песенным путём многие годы идёт талантливый композитор Антон Темнов (Кривошеин) – победитель Всероссийского юбилейного конкурса «Звезда полей – 2005», посвящённого 70-летию со дня рождения Рубцова. Именно к этой дате Антон выпустил диск с записью 14 песен на стихи поэта. Особенно - до боли пронзительно, проникновенно -  звучат две из них: «Плыть, плыть, плыть…» и «Слёз не лей…».

       …Однако при жизни Николая Рубцова его вхождение в «печатную литературу» 60-х годов ХХ столетия было непредставимо тернисто, а, если сказать точнее, очень затруднено определёнными силами. Так, при первой же публикации в журнале «Юность» в 1964 году, где отдел поэзии курировал некто Евтушенко, стихи Рубцова были грубо отредактировано-обезображены, о чём он с негодованием писал и своему руководителю семинара по литинституту Сидоренко, и поэту Яшину.

       Именно в то время известная группировка эстрадников-евтушенок «невольно» оттесняла поэтов «тихой лирики» - Рубцова, Прасолова, Передреева, чьё творчество развивалось в русле традиций русской классики. Но - как пишет известный русский поэт Андрей Румянцев - «всё же справедливы времена»:

В пустой трубе эстрады гул затих.

И трубачам пришлось посторониться.

Застенчивый и смелый

Русский стих

На звёздной отпечатался странице. 

…19 января 2009 года минет 38 лет со дня трагической гибели Поэта. Тёмные силы и по сей день преследуют его ангельски чистую душу. Используя не унимающуюся звериную ярость его убийцы, эти силы пытаются очернить светлый образ Рубцова и высветлить сатанинский образ «Дантеса в юбке». Статьи, воспоминания-наваждения убийцы, её интервью и встречи, активно внедрялись в сознание читателей и слушателей, - особенно, в 70-летие со дня рождения поэта - «доброжелателями» из зарубежья, «любителями и поклонниками» поэзии Рубцова.

 

 

        Однако этим сатанинским деяниям уже в мае 2001 года был поставлен надёжный общественный заслон, организованный силами Московского Рубцовского центра под руководством Кириенко-Малюгина. Вскоре к нему присоединился Санкт-Петербургский, который возглавил поэт Сергей Вакомин.

      Ежегодными конкурсами Центры выявляют и поддерживают творческие личности, а также пропагандируют творчество Рубцова. В номинациях конкурса значатся доклады, стихи, резьба, видеофильмы, Рубцов в рисунках и живописи.

       На сегодня в России создана и действует «рубцовская система», в которую кроме названных Центров входит ещё Вологодский, затем - частный музей Н.М.Рубцова (г. Вологда), Славянский центр (г. Сургут), «Горница Рубцова» (г. Артём).

     


газета Свеча, 2011г. Сазонов В.В.,Соболевская Л.В.